9 июля 2018 21:57
Gmk

IP/Host: 82.140.241.---
Дата регистрации: 09.07.2018
Сообщений: 1
Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22 января 2018 г. № 58-КГ17-18» - дело о начальниках муниципальных отделов военкоматов - законны ли выводы ВС РФ?
«Гарант: Новости и аналитика Новости ВС РФ: с начальниками муниципальных отделов военкоматов можно заключать срочные трудовые договоры
ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/news/1182896/#ixzz5KmTLZbYz»

По итогам рассмотрения дела: Неверным был признан и вывод о том, что начальник отдела военкомата не является руководителем организации. Каждый муниципальный отдел военкомата имеет печать с указанием номера отдела, которая передается начальнику этого отдела военным комиссаром. Начальникам отделов военными комиссарами выдаются доверенности на осуществление служебной деятельности. Положениями Единого квалификационного справочника должность руководителя отдела военкомата отнесена к должностям руководителей. Начальник отдела военного комиссариата осуществляет управление служебной деятельностью отдела в соответствии с законодательством РФ, определяет должностные обязанности работников отдела, издает соответствующие приказы, имеет право распоряжения товарно-материальными ценностями. ВС РФ посчитал данные факты достаточными для признания начальника муниципального отдела военкомата руководителем.

В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 23 января 2014 г. № 13 “Об утверждении перечня военных комиссариатов” утвержден перечень федеральных казенных учреждений - военных комиссариатов. Минобороны – учредитель, ФКУ «военные комиссариаты» - подведомственные Минобороны организации. Статус и т.д. определяет учредитель и Положение (указ Президента №1609-2012).
Военные комиссариаты субъектов в соответствии с указом Президента №1609-2012г являются юридическими лицами – территориальными подразделениями Минобороны, а Военные комиссариаты муниципальные (отделы) являются структурными подразделениями военных комиссариатов субъектов, у которых нет ни одного признака юридического лица, организации.
В соответствии с нормами ГК РФ и НПА Минобороны данное структурное подразделение не является организацией. Военный комиссар муниципальный является руководителем структурного подразделения организации, а не руководителем организации.
Основание в виде «выдается печать с указанием номера отдела» для подобного вывода ВС РФ – вообще под большим вопросом. В данном случае необходимо рассмотреть какие полномочия, связаны с использованием печати, а не сама ее выдача. Например, печать для заверения копий документов – признак юридического лица? Военный комиссар муниципальный не имеет права подписывать трудовые договора и соглашения, финансовые, налоговые документы, заключать договора и контракты, связанные с хозяйственной деятельностью и т.д. Если он этим занимается, то это нарушение соответствующих приказов Минобороны и тут поле деятельности для непосредственной работы надзорных и контролирующих органов. Найдите логическую взаимосвязь в утверждениях и выводах ВС РФ, основанную на нормах права, - напишите, я лично не вижу.
Далее по поводу доверенности и главное, что в ходе судебного разбирательства никто даже не обратил внимания на то, что в данной доверенности военный комиссар субъекта неправомерно наделил начальника структурного подразделения (военного комиссара муниципального) в нарушение приказа Минобороны РФ №3910-2012 полномочиями работодателя, а именно: о выплате премии по результатам работы за месяц, о привлечении к дисциплинарной ответственности (кроме увольнения), поощрении работников отдела, определять обязанности личному составу отдела (муниципального).
В приказе №3910-2012 Министр обороны определил перечень должностных лиц, которых обязал в качестве представителей Минобороны исполнять полномочия работодателя (Минобороны), а именно заключать трудовые договора. Данный приказ обязал лишь исполнять полномочия от имени Минобороны в качестве представителей (представитель работодателя и работодатель – разные понятия), а не наделил данных должностных лиц статусом «работодателя», т.к. «работодателем, нанимателем» является государство в лице Минобороны в соответствии с ч. 3 ст. 20 ТК РФ (иные лица, и не забываем об особенностях – ст. 349 ТК РФ).
Интересной особенностью является и то, что военный комиссар субъекта – руководитель ФКУ осуществляет полномочия работодателя не от имени ФКУ, а от имени Минобороны, т.к. ни он, как руководитель, ни ФКУ, как подведомственное юридическое лицо, самостоятельной правоспособностью не обладают - все в рамках полномочий, предоставленных Минобороны.
Подобные обязанности по осуществлению полномочий работодателя у военного комиссара субъекта предусмотрены указом Президента №1609-2012 и приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 10 мая 2016 г. N 225н., но не у начальника отдела военного комиссариата муниципального.
Обратите внимание, что приказ Минобороны №3910-2012, как и указ Президента РФ №1609-2012, не дает права передоверять возложенные Президентом РФ и Министром обороны обязанности по осуществлению полномочий работодателя, т.к. доверенность (перечень полномочий по осуществлению служебной деятельности) военный комиссар субъекта может выдать только в рамках предоставленной компетенции, а в данном случае на лицо ее превышение.
Т.е. указанные в решении обязанности возложены неправомерно в нарушение приказа Минобороны с превышением предоставленной компетенции.
Остальные полномочия присущи всем руководителям (вообще начальникам) различного рода структурных подразделений различных организации.
Как-то так, коротко о проблеме.

Вывод: законно ли вообще решение ВС РФ, когда в нем явные и очевидные противоречия?
#1
Извините, только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на этом форуме.

Кликните для того, чтобы войти

Наверх