12 января 2018 10:19
Он

IP/Host: 83.169.222.---
Дата регистрации: 08.02.2017
Сообщений: 719
Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
День добрый
Коллеги, подскажите-какую силу будут иметь: переписка между заказчиком и клиентом (оказание юруслуг) по почте, запись переговоров по телефону в суде общей юрисдикции
Сторонами являются в одном споре ФЛ и ФЛ, в другом-ЮЛ и ФЛ

понятно что переписка-дело обоюдное, а вот аудиозапись без уведомления второй стороны...
Ну и само собой записанный не собирается соглашаться на экспертизу его голоса, т.к. это не в его интересах
#1
12 января 2018 16:27
Тер

IP/Host: 95.107.71.---
Дата регистрации: 05.05.2016
Сообщений: 329
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Сообщение от
Он
какую силу будут иметь: переписка между заказчиком и клиентом (оказание юруслуг) по почте, запись переговоров по телефону в суде общей юрисдикции
что значит "какую силу"?
суд даст оценку данным доказательствам и выводы изложит в решении суда.
#2
13 января 2018 01:04
Александр Г.

IP/Host: 46.39.47.---
Дата регистрации: 29.04.2008
Сообщений: 11,813
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Аудио - никакой. Переписка, если без ЭЦП - аналогично.


Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.
#3
13 января 2018 15:26
samSasha

IP/Host: 5.164.136.---
Дата регистрации: 12.04.2017
Сообщений: 647
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Сообщение от
Александр Г.
Аудио - никакой. Переписка, если без ЭЦП - аналогично.
А вдруг у них электронные адреса в договоре прописаны?
Про аудио - я думаю, что тоже можно попробовать что-то придумать.
Например, провести экспертизу, которая подтвердит, что записаны голоса нужных людей. Выписка от операторов сотовой связи обоих говорящих подтвердит дату совершения разговора, ну и заодно можно соответствующую экспертизу провести.
У нас ведь доказательством может быть всё, что угодно, если оно не нарушает закон при его получении. Насколько я помню, вести аудиозапись рабочих переговоров у нас законом не запрещено.
#4
15 января 2018 09:34
Он

IP/Host: 83.169.222.---
Дата регистрации: 08.02.2017
Сообщений: 719
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Сообщение от
Александр Г.
Аудио - никакой.
почему?
потому что без предупредждения??


Сообщение от
Александр Г.
Переписка, если без ЭЦП - аналогично.
ммм
а как же суды принимают заверенные нотариально страницы сайта, переписку по эл.почте??
В одном из дел пару лет назад у нас суд принял переписку, но то был АС.




Сообщение от
samSasha
Например, провести экспертизу, которая подтвердит, что записаны голоса нужных людей.
человек имеет право отказаться от дачи контрольного своего голоса на экспертизу, если не ошибаюсь

в договоре переписка по эл. адресам не прописана
#5
15 января 2018 11:52
samSasha

IP/Host: 5.164.136.---
Дата регистрации: 12.04.2017
Сообщений: 647
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Сообщение от
Он
человек имеет право отказаться от дачи контрольного своего голоса на экспертизу, если не ошибаюсь
Человек имеет право очень многими способами воспрепятствовать проведению экспертизы. Но это может быть расценено судом, как отказ от проведения экспертизы, а значит, будет доказана позиция заявляющего.
#6
15 января 2018 16:29
Александр Г.

IP/Host: 46.39.47.---
Дата регистрации: 29.04.2008
Сообщений: 11,813
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Сообщение от
Он
почему?

потому что без предупредждения??
Потому что не верифицируется дата и подлинность абонентов. Это делается, только, в рамках ОРД, а не в гражданском процессе.
Сообщение от
Он
а как же суды принимают заверенные нотариально страницы сайта, переписку по эл.почте??
К делу приобщают. Чтобы не нарушать процессуальное право стороны на приобщение к делу разного рода ахинеи. Какой-либо доказательной сути не имеется. Нотар заверяет, лишь, подлинность того что видит на мониторе с бумажной распечаткой. И только лишь.


Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.
#7
15 января 2018 16:51
Анна_Сергеевна

IP/Host: 10.214.28.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,384
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 июля 2017 г. по делу N 33-12005/2017

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Калимуллиной Е.Р.,
судей Пименовой С.Ю.,
Подкорытовой Н.П.,
при ведении протокола секретарем Зайцевой А.П.,
рассмотрела в открытом судебном заседании 26.07.2017 гражданское дело по иску Чернышевой Анны Сергеевны к Клевакину Илье Александровичу о взыскании убытков,
по апелляционной жалобе ответчика на решение Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга Свердловской области от 11.04.2017,
заслушав доклад судьи Подкорытовой Н.П., пояснения представитель ответчика Водовозовой К.А., действующей на основании доверенности от 24.07.2017, истца, ее представителя Филонова А.Ю., допущенного по устному ходатайству,
установила:
истец обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании убытков.
В обоснование исковых требований указала, что между истцом и ответчиком фактически сложились отношения, связанные с выполнением ответчиком подрядных работ по ремонту квартиры истца по адресу: ... Стороны пришли к соглашению, что ответчиком производятся ремонтные работы и работы по производству мебели по указанному адресу. За период производства работ, истцом ответчику уплачены денежные средства в общем размере 445972, 01 руб., в том числе, за изготовление мебели 100577, 50 руб., за производство ремонтных работ 345394, 51 руб. Работы были выполнены ответчиком ненадлежащего качества. С учетом изменения размера заявленных исковых требований, истец просила взыскать с ответчика расходы на устранение недостатков подрядных работ в размере 252911 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 29.04.2016 по 11.04.2017 в размере 22725, 62 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 5956, 37 руб., расходы на проведение судебной экспертизы в размере 35000 руб.
Решением суда от 11.04.2017 требования истца удовлетворены. С Клевакина И.А. в пользу Чернышевой А.С. взысканы убытки в размере 252911 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 29.04.2016 по 11.04.2017 в размере 22725, 62 руб., судебные расходы в размере 40956, 37 руб.
В апелляционной жалобе ответчик просит отменить постановленное решение, и отказать истцу в удовлетворении иска. В обоснование указывает, что суд первой инстанции допустил нарушения норм материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что судом необоснованно не применены положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи со злоупотреблением истцом своими правами, что выразилось в изменении и предмета и оснований иска. Положения статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации неверно истолкованы судом первой инстанции. При отсутствии доказанности существенности и неустранимости выявленных недостатков, суд необоснованно взыскал с ответчика расходы на устранение недостатков подрядных работ. Положенное судом в основу экспертное заключение не соответствует требованиям статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку получено с нарушением требований закона и имеет существенные недостатки. В силу того, что экспертное заключение является недопустимым доказательством, расходы по проведению экспертизы взысканы с ответчика необоснованно. Отклонив ходатайство ответчика о назначении и проведении по делу повторной технической экспертизы, суд допустил нарушение процессуальных прав ответчика. Ответчик готов заключить с истцом мировое соглашение, условия которого приведены в апелляционной жалобе, в случае отказа истца от заключения мирового соглашения, настаивает на назначении повторной технической экспертизы, и доводах своей апелляционной жалобы.
В отзыве на апелляционную жалобу представитель истца указывает на несостоятельность содержащихся в ней доводов. Ссылки ответчика на нарушение судом норм материального и процессуального права, полагает необоснованными, приведенные в обоснование доводы, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Просит решение суда оставить без изменения. Указывает на отсутствие возможности заключения между сторонами мирового соглашения, на предложенных в апелляционной жалобе условиях.
Представитель ответчика в судебном заседании, настаивая на удовлетворении апелляционной жалобы, поддержала изложенные выше доводы.
Истец, ее представитель, возражая против апелляционной жалобы, поддержали доводы, изложенные в письменных возражениях.
Иные участники процесса, надлежаще извещенные о месте и времени судебного заседания, в суд апелляционной инстанции не явились.
С учетом изложенного, мнения участников процесса, руководствуясь статьей 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в материалах дела имеются доказательства надлежащего извещения участников процесса о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, судебная коллегия нашла возможным, рассмотреть дело при данной явке.
Заслушав пояснения представителя ответчика, истца, ее представителя, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах ее доводов, в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что между истцом и ответчиком фактически сложились отношения, связанные с выполнением ответчиком подрядных работ по ремонту квартиры истца по адресу: ... Стороны пришли к соглашению, что ответчиком производятся ремонтные работы и работы по производству мебели по указанному адресу.
За период производства работ, истцом ответчику уплачены денежные средства в общем размере 445972, 01 руб., в том числе, за изготовление мебели 100577, 50 руб., за производство ремонтных работ 345394, 51 руб.
Исходя из содержания установленных обязательств сторон, субъектного состава, правоотношения сторон, как связанные с выполнением исполнителем определенной работы по заданию заказчика, соответствуют признакам договора подряда, правоотношения по которому регулируются параграфом 1 главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции правильно применены положения статей 702, 711, 720, 723, 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Как верно указано судом, права заказчика и ответственность подрядчика за ненадлежащее качество работы определена статьей 723 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Относительно доводов жалобы о неверном толковании судом положений статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, что выразилось в том, что при отсутствии доказанности существенности и неустранимости выявленных недостатков, суд необоснованно взыскал с ответчика расходы на устранение недостатков подрядных работ, судебная коллегия отмечает следующее.
В силу пункта 1 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (статья 397).
Если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков ( пункт 3 названной статьи).
Таким образом, указанными положениями статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежавшими применению при рассмотрении возникшего спора, предусмотрены специальные правила, касающиеся обнаружения недостатков в выполненной работе, и наличие существенного и неустранимого недостатка не является единственным основанием для реализации заказчиком права на взыскание с ответчика расходов на устранение недостатков
Пункт 1 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации не ограничивает право заказчика на возмещение расходов на устранение недостатков в случае, если он, действуя добросовестно, предпринял меры по привлечению подрядчика к устранению недостатков, то есть направил последнему требование об их устранении в срок предусмотренный законом, иным нормативным актом или договором, а при его отсутствии - в разумный срок (в том числе незамедлительно, если это требовалось по характеру недостатков), однако подрядчик уклонился от устранения недостатков работ. В таком случае расходы заказчика на устранение недостатков работ подлежат возмещению (статьи 15, 393, 721 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как следует из материалов дела пояснений сторон, письменного отзыва ответчика (том 1 л.д. 130-133) общение сторон осуществлялось посредством переписки по электронной почте, СМС сообщениями.
Из представленных истцом скриншотов, СМС-сообщений ( том 2 л.д. 112-115) усматривается, что о наличии недостатков выполненной работы, невыполнении части работ истец указывала ответчику, предлагая исправить указанные недостатки. Ответчиком требования истца не исполнены, о чем свидетельствует факт обращения с настоящим иском. Ответчиком доказательств опровергающих доводы истца, в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено.
Для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, судом была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, производство которой поручено экспертам "Независимая строительная экспертиза" ИП С.А.А. и К.Д.Б..
Согласно комиссионному заключению экспертов N ... от 25.02.2017 эксперты пришли к выводам, что качество выполненных работ в квартире по адресу: ... , которые указаны в актах выполненных работ соответствует строительным нормам и правилам не в полном объеме. Стоимость исправления недостатков работ, выполненных в квартире и указанных в актах выполненных работ, с учетом цен на строительные материалы на момент производства экспертизы составили 225074 руб. Стоимость исправления недостатков выполненных работ по ремонту и изготовлению мебели на момент проведения экспертизы составит 27837 руб.
Вопреки доводам апелляционной жалобы судом первой инстанции обоснованно принято во внимание указанное экспертное заключение, полученное с соблюдением процессуального закона, в полном объеме отвечающее требованиям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержащее описание проведенного исследования, сделанные в результате исследования выводы, соответствуют поставленным судом вопросам. Экспертное исследование проводилось лицами, имеющими необходимую квалификацию, предупреждёнными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
Доводы апелляционной жалобы ответчика о необоснованном принятии судом указанного экспертного заключения по мотиву его несоответствия требованиям статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, получение заключения с нарушением требований закона и имеющего существенные недостатки, не могут быть положены в основу отмены обжалуемого решения суда, поскольку несогласие подателя жалобы с заключением, направлено на собственную оценку доказательств и фактических обстоятельств спора, установленных судом, и не свидетельствуют о неправомерности экспертного заключения, и о наличии сомнений в его обоснованности.
Ссылки на отсутствие в экспертном заключении актов осмотра помещения, отсутствие локального сметного расчета, отнесение к дефектам, выполненных ответчиком работ, дефектов застройщика, не указание источников цен, неправильное применение СНиП 3.01.04-87, отсутствие в заключении экспертов оценки актов выполненных ответчиком работ, отсутствие документов, подтверждающих состояние одного из экспертов в СРО, нельзя признать обоснованными, поскольку проводя экспертное исследование и давая заключение, экспертами приведены нормативные акты, используемые при проведении экспертизы, исходя из предмета исследования и поставленных для разрешения вопросов, на странице 4 заключения указано о проведении обследования квартиры истца, указаны средства, с помощью которых проведено обследование, акты обследования содержатся на страницах 7-8, 11-22 заключения, цены, на основании которых произведены расчеты приведены в сводной таблице, смете. В тексте заключения экспертами указано, что акты выполненных работ, среди прочих представленных документов, являлись предметом экспертной оценки. Кандидатуры экспертов явились предметом обсуждения сторон, каких-либо возражений относительно данного вопроса, со стороны ответчика не высказывалось (протокол судебного заседания от 16.12.2016 л.д. 188-89 том 2). Квалификация лиц, назначенных судом в качестве экспертов, подтверждена приложенными к заключению документами ( л.д. 66-74 том 2), обстоятельств, позволяющих сомневаться в их компетенции и квалификации, не установлено.
Утверждения ответчика о необоснованном применении экспертами СНиП 3.01.04-87 "Приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов", опровергаются текстом экспертного заключения, не содержащего ссылки на указанный СНиП. При производстве экспертизы применен СНиП 3.04.01-87 "Изоляционные и отделочные покрытия", утвержденный Постановлением Госстроя СССР от 04.12.1987 ( том 2 л.д. 5), который распространяется на приемку работ по устройству изоляционных, отделочных, защитных покрытий и полов зданий и сооружений, что являлось предметом экспертного исследования.
Доводы жалобы ответчика о том, что эксперт С.А.А.., давший заключение в области строительства, не имеет допуска СРО, основаны на неверном толковании Федерального закона от 01.12.2007 N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях", исходя из смысла которого к контексте Градостроительного кодекса Российской Федерации, следует, что целями функционирования СРО в сфере строительства является объединение профессионалов строительной отрасли ( юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, осуществляющих комплекс строительных работ) в целях повышения безопасности строительных работ, обеспечения высокого уровня строительных работ.
Деятельность экспертов регламентируется, в том числе, Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", которым необходимость состояния эксперта в СРО, в качестве обязательного условия, не установлена.
Доводы о том, что к дефектам, выполненных ответчиком работ, отнесены дефекты застройщика, опровергаются материалами дела. Действительно в экспертном заключении имеются выводы относительно существенных недостатков, обнаруженных в квартире истца, в частности, дефекты, допущенные при строительстве.
Между тем, при определении суммы, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, сумма устранения этих недостатков судом не учитывалась, что следует из приведенного в решении расчета ( том 2 л.д. 123), с ответчика в пользу истца взыскана стоимость исправления недостатков работ, выполненных в квартире и указанных в актах выполненных работ, с учетом цен на строительные материалы на момент производства экспертизы - 225074 руб., стоимость исправления недостатков выполненных работ по ремонту и изготовлению мебели на момент проведения экспертизы - 27 837 руб., всего 252911 руб.
При отсутствии в экспертном заключении противоречий отсутствуют и предусмотренные частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для проведения повторной экспертизы, а потому, оснований для удовлетворения ходатайства ответчика о назначении повторной экспертизы, как у суда первой инстанции, так и у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем указанное ходатайство отклонено судебной коллегией.
Ссылки ответчика на необоснованное не применение судом положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи со злоупотреблением истцом своими правами, что выразилось в изменении и предмета и оснований иска, на законе не основаны, а потому не могут быть приняты во внимание.
Вопреки доводам жалобы нарушений судом требований статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не допущено. Первоначально исковое заявление содержало требование о взыскании суммы, в обоснование истец ссылалась на положения закона о неосновательном обогащении. В последующем, истцом заявлено об изменении оснований иска со ссылкой на положения закона, регулирующих правоотношения, вытекающие из договора подряда ( том 1 л.д. 142-144), при этом предмет исковых требований остался прежний, а именно взыскание денежных средств, процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, одновременного изменения основания и предмета иска, что означало бы предъявление нового иска, не произошло.
Поскольку истцом заявлены требования о взыскании с ответчика денежных средств, которые ответчиком не исполнены, взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 29.04.2016 по 11.04.2017 в размере 22725, 62 руб., на основании пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, вопреки ошибочному мнению ответчика, является правомерным.
Период процентов, исчисленный истцом и сумма процентов, проверены судом, признаны обоснованными и математически верными. Оснований сомневаться в правильности расчетов судебная коллегия не находит.
Поскольку исковые требования судом удовлетворены в силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в пользу истца подлежали взысканию судебные расходы, состоящие, в том числе, из расходов на проведение судебной экспертизы, факт несения которых подтвержден представленными в материалы дела платежными поручениями. Доводы жалобы ответчика в данной части основаны на неверном толковании процессуального закона, основаниями к отмене решения не являются.
Вместе с тем, исходя из платежных поручений, представленных в материалы дела, Чернышевой А.С. оплачено за проведение экспертизы 25000 руб. ( том 2 л.д. 103, 104). В платежном поручении от 07.04.2017 ... ( том 2 л.д. 105) в качестве плательщика указан А.В.В.., назначение платежа исполнено в буквенном выражении на иностранном языке, также содержит цифровые обозначения, из которых невозможно установить, что производилась оплата именно за проведение экспертизы, а потому в указанной части решение суда подлежит изменению ( пункт 3 части1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Сумма расходов за проведении экспертизы, взысканная с ответчика, подлежит снижению до 25000 руб.
В остальной части решение является законным и обоснованным, выводы суда по существу заявленных требований являются правильными, оснований для их переоценки и, соответственно, отмены решения, по вышеприведенным доводам апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия не усматривает.
В соответствии с частью 3 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 330 данного Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции. Из материалов дела следует, что таких нарушений судом первой инстанции не допущено.
Руководствуясь пунктом 2 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,
определила:
решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 11.04.2017, в части взыскания расходов на проведение судебной экспертизы, изменить, снизив размер взысканной суммы до 25000 руб., размер взысканных в пользу истца судебных расходов до 30956. 37 руб.
В остальной части решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 11.04.2017, оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.

Председательствующий Е.Р. Калимуллина

Судьи С.Ю. Пименова
Н.П. Подкорытова
...


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#8
15 января 2018 16:52
Анна_Сергеевна

IP/Host: 10.214.28.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,384
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г. по делу N 33-10807/2017

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
Председательствующего
Кордковой Г.Л.,
Судей
Малининой Н.Г.,
Охотской Н.В.
при секретаре
Дарбаковой Н.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании 24 мая 2017 года апелляционную жалобу Индивидуального предпринимателя Севастьянова Е. А. (далее по тексту - ИП Севастьянов Е.А.) на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июня 2016 года, на дополнительное решение от 31 августа 2016 года по гражданскому делу N 2-1710/2016 по иску Аверьянова Ю. М. к ИП Севастьянову Е. А. о взыскании убытков по договору, неустойки (пени) и компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Кордюковой Г.Л., объяснения представителя Севастьянова Е.А. - Урадовских И.Л., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителей Аверьянова Ю.М. - Кривоносенко В.А., Иванова Ю.М., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия
УСТАНОВИЛА:
Аверьянов Ю.М. обратился в Красносельский районный суд города Санкт-Петербурга с иском к ИП Севастьянову Е.А. о взыскании предварительной оплаты по договору в размере " ... " рублей, неустойки (пени) в размере " ... " рублей, компенсацию морального вреда в размере " ... " рублей, ссылаясь в обоснование требований на то, что "дата" между сторонами заключен договор N ... на создание сайта, по условиям которого ответчик за вознаграждение принял на себя обязанности по созданию вэб-сайта в соответствии с разработанной Дизайн-концепцией Сайта, Техническим заданием, иными условиями, содержащимися в заключенных дополнительных соглашениях к настоящему договору. Исполнитель обязан в срок, не превышающий 40 рабочих дней выполнить работы по сборке и тестированию сайта. Общая стоимость авторского вознаграждения по договору составила " ... " рублей, оплата которой предусматривалась поэтапно, путем внесения аванса в размере " ... " рублей при подписании договора и последующего окончательного расчета после подписания акта приемки-сдачи работ. Во исполнение условий договора истцом внесен аванс в размере " ... " рублей, однако до настоящего времени работы по сборке сайта исполнителем не выполнены, акт выполненных работ не подписан, часть выполненных работ, в том числе представленный по просьбе истца шаблонный макет сайта без каких-либо изменений не свидетельствует о выполнении договора в полном объеме. Ответчик к оказанию услуг не приступил, никаких фактических расходов не понес.
Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28.06.2016 года исковые требования Аверьянова Ю.М. к ИП Севастьянову Е.А. удовлетворены в части, с ИП Севастьянова Е.А., в пользу Аверьянова Ю.М. взыскана сумма предварительной оплаты в размере " ... " рублей, неустойка (пени) в размере " ... " рублей, компенсация морального вреда в размере " ... " рублей, штраф в размере " ... " рублей. С ИП Севастьянова Е.А. в бюджет города Санкт-Петербурга взыскана государственная пошлина в размере " ... " рублей.
Дополнительным решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 31.08.2016 с ИП Севастьянова Е.А. в пользу Аверьянова Ю.М. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере " ... " рублей.
В апелляционной жалобе ИП Севастьянов Е.А. просит решение и дополнительное решение суда первой инстанции отменить, как незаконные и необоснованные.
На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции истцы Аверьянов Ю.М., ИП Севастьянов Е.А. не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию не представили, воспользовались своим правом ведения дела через представителей. В связи с изложенным, судебная коллегия на основании п. 3 ст. 167 ГПК РФ считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.
Изучив материалы дела, обсудив обоснованность доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом первой инстанции установлено, и следует из материалов дела, что 23.12.2013 между Аверьяновым Ю.М. и ИП Севастьяновым Е.А. заключен договор N ... на создание сайта, по условиям которого последний за вознаграждение принял на себя обязанности по созданию вэб-сайта /л.д. N ... /.
Согласно приложению N 1 к дополнительному соглашению N 1 к договору, исполнитель обязан в срок, не превышающий 40 рабочих дней выполнить работы по сборке и тестированию сайта /л.д. N ... /.
Работы 1 этапа по сборке сайта предусматривали: HTML-верстки страниц сайта, интеграцию HTML-верстки в CMS, заполнение информацией, достаточной для тестирования и тестирование сайта.
Общая стоимость вознаграждения по договору составила " ... " рублей, оплата которой предусматривалась поэтапно путем внесения аванса в размере " ... " рублей при подписании договора и последующего окончательного расчета после подписания акта приемки-сдачи работ.
Таким образом, стороны согласовали предмет договора, сроки выполнения работ, их стоимость.
Денежные средства в размере " ... " рублей были внесены истцом в качестве предварительной оплаты за услуги, которые истец намеревался приобрести у ответчика, что ответчиком не оспаривалось /л.д. N ... /.
Ответчиком работы по сборке сайта не выполнен, акт выполненных работ не подписан.
Разрешая исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что на возникшие между сторонами правоотношения распространяется Закон о защите прав потребителей, в связи с чем применил к ответчику ИП Севастьянову Е.А. ответственность за нарушение прав потребителя, предусмотренную пунктом 6 ст.13, ст.15, ст.ст.28, 31 Закона о защите прав потребителей, взыскав неустойку в размере " ... " рублей, штраф " ... " рублей и компенсацию морального вреда " ... " рублей.
Судебная коллегия с выводами суда согласиться не может, а апелляционную жалобу ИП Севастьянов Е.А.частично считает подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).
По смыслу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обоснованным признается судебное решение, в котором всесторонне и полно установлены все юридически значимые для дела факты, подтвержденные доказательствами, отвечающими требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а сами выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.
На основании части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
В силу части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям (часть 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" обращено внимание судов на то, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального права Российской Федерации.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.
Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указанием истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.
Требования приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению судом первой инстанции не соблюдены.
Обращаясь в суд, истец действительно указал, что он заказал у ИП Севастьянова Е.А. работы для личного пользования и на указанные правоотношения распространяется закон о Защите прав потребителей.
Вместе с тем согласно преамбуле Закона "О защите прав потребителей", разъяснениям, содержащимся в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" Закон "О защите прав потребителей применяется к отношениям, возникшим из договора с участием гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а продавцом - организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору купли-продажи.
Однако, разрешая заявленные требования, суд первой инстацци не учел, что отношения по данному делу возникли из договора от 23.12.2013, в котором гражданин Аверьянов Ю.М. заказал разработку Интенет-сайта для ООО "ЮРМАКС" в коммерческих (предпринимательских) целях для извлечения прибыли и коммерческой деятельности по оказанию услуг по ремонту вычислительной техники неограниченному кругу лиц.
Указанное обстоятельство подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ, из которой следует, ООО "ЮРМАКС" было создано и зарегистрировано как юридическое лицо 20.01.2014 учредителями Аверьяновым Ю.М. и Ч.М.И. Основным видом деятельности общества является техническое обслуживание офисных машин и вычислительной техники (л.д.N ... ).
Применение в данном случае Закона "О защите прав потребителей" с учетом того, что Аверьянов Ю.М. намеревался использовать Интенет-сайт в предпринимательских целях, является неправомерным, суд допустил ошибку, разрешая спор, в применении нормы материального права, что привело к необоснованному удовлетворению требований истца о взыскании неустойки, морального вреда и штрафа по Закону "О защите прав потребителей", в связи с чем решение в данной части подлежит отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении данных исковых требований в части требований о компенсации морального вреда и штрафа, а в части неустойки решение подлежит изменению.
Разрешая требования в части взыскания аванса " ... " рублей, суд исходил из того, что ответчиком (исполнителем) доказательств надлежащего исполнения принятых на себя обязательств по договору N ... от 23.12.2013 в оговоренный сторонами срок не представлено. В связи с истечением срока выполнения работ истец утратил интерес к договору, а ответчик неправомерно уклоняется от возврата денежных средств по истечении срока выполнения работ, с учетом изложенного, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для взыскания с ИП Севастьянова Е.А. в пользу истца аванса в размере " ... " рублей.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда по следующим основаниям.
Согласно ст.779 Гражданского кодекса РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.
Согласно ст.783 Гражданского кодекса РФ общие положения о подряде (статьи 702 - 729) и положения о бытовом подряде (статьи 730 - 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 - 782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
Пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Согласно ст. 703 Гражданского кодекса РФ договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику. По договору подряда, заключенному на изготовление вещи, подрядчик передает права на нее заказчику. Если иное не предусмотрено договором, подрядчик самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика.
В силу ст. 708 Гражданского кодекса РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки). Если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы (п. 1). Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и в порядке, предусмотренных договором (п. 2). Указанные в пункте 2 статьи 405 данного Кодекса последствия просрочки исполнения наступают при нарушении конечного срока выполнения работы, а также иных установленных договором подряда сроков (п. 3).
В соответствии с п. 2 ст. 405 Гражданского кодекса РФ, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения аванса.
Согласно договору N ... ответчиком должны были быть выполнены работы в срок не позднее 40 рабочих дней.
Положениями ст. ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
Работы по созданию сайта должны были быть выполнены в течение 40 дней с момента заключения договора, то есть с момента, когда истец внес предоплату.
Из объяснений сторон следует, что до настоящего времени результат работ заказчику не передан. Доказательства того, что работы выполнены, а истец отказывается их принять, ответчиком в материалы дела не представлены.
Довод ответчика о том, что ответчик не мог передать истцу разработанный интернет-сайт до момента приобретения истцом необходимого для эксплуатации разработанного интернет-сайта платной лицензии 1С Битрикс, судебная коллегия не может принять во внимание, поскольку каких-либо данных о том, что истец должен приобрести программу 1С Битрикс, необходимую для создания интернет-сайта, договор не содержит, вместе с тем данные работы были связаны с наполнением (оптимизацией) сайта, в то время как, следует из договора, его предметом являлась разработка сайта в течение 40 рабочих дней со дня заключения договора, работы по созданию сайта ответчиком истцу по акту приема-передачи переданы не были, соглашения о продлении сроков выполнения работ также между сторонами достигнуто не было.
Кроме того, из буквального толкования нормы п. 1 ст. 702 Гражданского кодекса РФ следует, что по договору подряда, прежде всего, имеет значение достижение подрядчиком определенного результата, который подлежит передаче заказчику. Доказательства создания сайта и передачи результата работ заказчику в деле отсутствуют.
Вопреки доводам апелляционной жалобы ИП Севастьянова Е.А., допустимыми доказательствами не подтверждается, что в течение срока действия договора ИП Севастьянов Е.А. уведомлял заказчика о необходимости приобрести платную лицензию 1С Битрикс.
В силу п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается надлежащим исполнением.
Общим нормативным правилом исполнения обязательств является надлежащее исполнение, то есть в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.
Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Представленная ответчиком электронная переписка не содержит доказательств исполнения задания заказчика в течение 40 дней, вопреки доводам жалобы электронная переписка подтверждает факт неисполнения в предусмотренный договором срок обязательств по договору оказания услуг.
Вместе с тем, судебная коллегия считает, что допустимым доказательством может являться протокол осмотра нотариусом письменного доказательства, а именно: информационного ресурса, опубликованного в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет на страницах сайта, содержащего электронные письма.
По сути, ответчик представляет в материалы дела документы, которые не могут подтверждать факт отправки (получения) определенным лицом каких-либо электронных писем с конкретным содержанием, поскольку доказательства подобного рода в силу статьи 60 ГПК РФ должны быть оформлены в соответствии с частью 1 статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.
В силу части 1 статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате до возбуждения гражданского дела в суде нотариусом могут быть обеспечены необходимые для дела доказательства (в том числе, посредством удостоверения содержания сайта в сети Интернет, содержания почтового ящика, содержания электронных писем по состоянию на определенный момент времени), если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.
Таким образом, электронная переписка между сторонами должна быть удостоверена нотариусом в порядке части 1 статьи 102 Основ законодательства РФ о нотариате, кроме того, должна быть подтверждена принадлежность сторонам соответствующих адресов электронной почты. Однако даже при одновременном соблюдении этих двух условий суд должен оценить допустимость указанных документов в качестве надлежащего доказательства по делу.
Таким образом, судебная коллегия считает, что допустимых письменных доказательств, отвечающих требованиям ст. 160 - 162 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подтверждающих своевременное исполнение обязательств по договору возмездного оказания услуг ответчиком и доказательств просрочки исполнения обязательства по вине заказчика, материалы дела не содержат.
В соответствии с п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Согласно положениям ст.1103 Гражданского кодекса РФ поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.
На основании вышеизложенного, судебная коллегия считает, что требования истца о взыскании денежных средств по договору от 23.12.2013 о создании сайта в сумме " ... " рублей являются обоснованными и подлежащими удовлетворению, поскольку доказательства, подтверждающие факт передачи ответчиком заказчику результата выполненной работы и его приемки истцом, ответчиком не представлены, в связи с истечением срока выполнения работ истец утратил интерес к договору, а ответчик неправомерно уклоняется от возврата денежных средств, внесенных в качестве аванса.
Пунктом 11.3 договора, стороны предусмотрели, что за нарушение сроков выполнения работ выплачиваются пени в размере " ... "% от суммы неисполненного обязательства за каждый календарный день просрочки, но не более " ... "% от общей суммы, подлежащих к перечислению денежных средств в соответствии с условиями договора /л.д. N ... /
Поскольку в срок, установленный соглашением сторон, результат выполненных работ ответчиком истцу передан не был, с 19.02.2014 подлежат взысканию неустойка, предусмотренное п. 11.3 договора, поскольку ее размере не должен превышать " ... "% от стоимости цены договора " ... " рублей, то неустойка составляет сумму " ... " рублей (" ... ").
Дополнительным решением Красносельского районного суда от 31.08.2016 по заявлению истца Аверьянова Ю.М. взысканы судебные расходы в размере " ... " рублей с ответчика.
Истцом представлены в качестве доказательств несения расходов по оплате услуг ООО "ПитерПраво" договор N ... от 26.06.2015 об оказании юридических услуг по подготовке искового заявления, подаче его в суд и представлении интересов заказчика в суде первой инстанции на сумму " ... " рублей и квитанция об оплате по указанному договору(л.д.N ... ), которые принимается судебной коллегией в качестве доказательства несения расходов.
Вместе тем истцом представлен также договор N ... от 29.05.2015 об оказании юридических услуг по подаче жалоб в Роспотребназор, прокуратуру на действия ИП Севастьянова Е.А. на общую сумму " ... " рублей, указанные расходы не могут быть приняты судебной коллегией, так как не связаны с рассмотрением настоящего гражданского дела и не являются необходимыми.
Согласно ст.94 ГПК РФ К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся только признанные судом необходимыми расходы.
Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", расходы, обусловленные рассмотрением, разрешением и урегулированием спора во внесудебном порядке (обжалование в порядке подчиненности, процедура медиации), не являются судебными издержками и не возмещаются согласно нормам главы 7 ГПК РФ (п.3) 12. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (часть 1 статьи 100 ГПК РФ. При неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (статьи 98, 100 ГПК РФ).
Таким образом, исковые требования истца удовлетворены в сумме " ... " рублей, при этом истцом заявлены имущественные требования в размере " ... " рублей, таким образом, требования удовлетворены в размере " ... "%.
Учитывая то, что исковые требования удовлетворены частично в размере " ... "% от заявленных, следовательно, в той части, в которой исковые требования удовлетворены, понесенные Аверьяновым Ю.М. расходы по оплате услуг представителя подлежат возмещению, таким образом, в пользу Аверьянова Ю.М. подлежат взысканию расходы в размере " ... " рублей из расчета " ... " *" ... "%
Ответчиком понесены расходы на оплату юридических услуг в размере " ... " рублей, истцу отказано в удовлетворении требований на сумму " ... " рублей, то есть, судебные расходы пропорционально размеру требований, в которой отказано в процентах " ... "% (" ... ") подлежат взысканию с истца в пользу ИП Севастьянова Е.А. в сумме " ... " рубля (" ... ").
Применяя взаимозачет встречных требований на уплату судебных расходов получается сумма " ... " рублей (" ... "), которая подлежит взысканию с ИП Севастьянова Е.А. в пользу истца Аверьянова Ю.М.
Истец, обращаясь в суд определилсвой статус как потребитель, не произвел оплату госпошлины " ... " рублей в соответствии с положениями п.1 ст.333.19 НК РФ от суммы заявленных имущественных требований " ... " рублей, также не произвел уплату госпошлины в сумме " ... " рублей за подачу неимущественного требования о взыскании компенсации морального вреда.
Таким образом в соответствии с положениями ч.1 ст.98, ч.1 ст.103 ГПК РФ и с учетом того, что в удовлетворении исковых требований на сумму " ... " рублей истцу отказано, с Аверьянова Ю.М. подлежит уплате госпошлина в доход бюджета Санкт-Петербурга в размере " ... " рублей и " ... " рубля " ... " коп.( " ... "), с ИП Севастьянова Е.А. подлежит уплате госпошлина в размере " ... ", рублей " ... " коп. (" ... ")
Решение суда и дополнительное решение подлежат изменению в части распределения судебных расходов.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июня 2016 года и дополнительное решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 31 августа 2016 года в части удовлетворения требований Аверьянова Ю. М. о взыскании штрафа и компенсации морального вреда отменить
Вынести новое решение, отказать Аверьянову Ю. М. в удовлетворении требований о взыскании штрафа и компенсации морального вреда.
Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июня 2016 года и дополнительное решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 31 августа 2016 года в части взыскания неустойки и распределения судебных расходов изменить.
Взыскать с Индивидуального предпринимателя Севастьянова Е. А. в пользу Аверьянова Ю. М. неустойку в размере " ... " рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере " ... " рублей.
Взыскать с Индивидуального предпринимателя Севастьянова Е. А. в бюджет города Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере " ... " рублей " ... " коп.
Взыскать с Аверьянова Ю. М. в бюджет города Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере в размере " ... " рублей и " ... " рубля " ... " коп.
В остальной части решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Индивидуального предпринимателя Севастьянова Е. А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#9
15 января 2018 16:53
Анна_Сергеевна

IP/Host: 10.214.28.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,384
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?
(ГАРАНТ.РУ, 14 февраля 2017 г.)

Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ (www.garant.ru), 14 февраля 2017 года
Е. Добрикова

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. N 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.
Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) - следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу N 33-15582/2016).
Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы - в "Базе знаний службы Правового консалтинга" интернет-версии системы ГАРАНТ.
А некоторые суды указывают на то, что аудиозапись не позволяет отнести разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. N 03АП-1037/16). Либо отмечают, что сделанные без ведома другого лица записи нарушают его право на тайну частной жизни (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу N 33-798/2016).
Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации"; далее - закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу N А43-32610/2014).
Вместе с тем ряд судов все же принимают аудиозаписи, даже полученные без согласия на то второй стороны (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу N 33-3239/2016).
Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн. руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.
В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.
С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи - в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.
Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу N 2-2622/2015).
Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону - вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу N 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).
Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

Кратко
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.
Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).
ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.
Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.
Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, - а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.
В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Мнение
Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры"
"Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)".

Мнение
Елена Мякишева, адвокат Юридической группы "Яковлев и Партнеры"
"Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их "контрагент" уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись - единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.
Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства".

Мнение
Сергей Карпушкин, юрист практики "Разрешение споров" юридической фирмы "Борениус"
"Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.
ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т.д.".

Мнение
Роман Беланов, руководитель проектов компании "Хренов и партнеры"
"Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.
Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.
Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство".

Мнение
Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal
"Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу N 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.
С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение - хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком".


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#10
15 января 2018 16:54
Анна_Сергеевна

IP/Host: 10.214.28.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,384
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
"Иногда судьи требуют, чтобы в представленной как доказательство аудиозаписи телефонного разговора звучали фамилии, имена и отчества собеседников"
(интервью с С. Ворониным, заместителем генерального директора по юридическим вопросам АНО Экспертный центр "Консультант")
(ГАРАНТ.РУ, 3 февраля 2017 г.)

Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ (www.garant.ru), 3 февраля 2017 года

В. Зеновина

В ноябре 2016 года состоялась презентация очередного аудиоредактора, который способен создать имитацию голоса человека после 20-минутного обучения. Планируется, что программа сможет обрабатывать голоса людей и аудиозаписи по аналогии с тем, как сегодня это делают сервисы по работе с изображениями. Часто подобные технологии используют злоумышленники для подделок материалов, в том числе для последующего использования в суде в качестве доказательства.
Мы побеседовали с заместителем генерального директора по юридическим вопросам АНО Экспертный центр "Консультант" Сергеем Ворониным об особенностях экспертизы аудиозаписей и специфике распознавания подделок, изготовленных с помощью компьютерных программ.

Сергей Анатольевич, исходя из Вашего опыта, действительно ли современным компьютерным программам достаточно 20 минут, чтобы распознать человеческую речь и уловить для совершенной имитации тонкости интонаций и тембра голоса, или все равно в обработанной речи будет проскальзывать нечто механическое?
В принципе, программа может создать себе базу для имитации голоса и за 20 минут. Воспроизводить и распознавать человеческую речь она тоже сможет, но ошибки будут встречаться часто. При этом в тембре голоса, созданного такой программой, будет узнаваться механическая речь, а не человеческая. Современные программные продукты, которые способны воспроизводить качественные голоса, требуют длительного обучения. В частности, речь идет о широко используемых сегодня голосовых помощниках в смартфонах. Такие программы исполнены качественно - в 90% случаев нельзя сказать, что конкретный голос является компьютерным. Изначально в них внедрен стандартный набор фраз. Но при этом обучение программы происходит постоянно: модели обновляют, для этого могут также использоваться крупные дата-центры. И в целом для улучшения такого рода программ существует много разработок, в том числе стартапов.
Важным вопросом является использование языков в данных программах. У каждого языка есть определенный тембр. Загрузить тембры всех языков мира в программу не получится, и единого алгоритма не существует.

На одном языке можно говорить по-разному, например, русский язык может звучать иначе в северных и южных регионах. Учитывается ли многообразие диалектов одного языка при обучении таких программ?
Диалекты языка в данном контексте представляют собой совершенно разные языки. Однако в случае с русским языком соседние диалекты отличаются друг от друга не слишком сильно, а вот в других языках отличия существенные.

По каким признакам гражданин может самостоятельно определить, что он услышал не настоящую запись, а подделку, то есть существуют ли очевидные особенности звучания фальшивой записи?
В любом разговоре используется определенный тембр голоса. Тембр поддельной речи существенно отличается от того, который принадлежит реальному человеку. Разница и будет свидетельствовать о том, что используется какая-то электронная программа и человека, например, разыгрывают телефонные хулиганы.
Кстати, еще лучше по тембру слышно изменение голоса в поддельной аудиозаписи с мужского на женский и наоборот. Тембры разительно отличаются, и человек отчетливо слышит разницу.

Как правило, "хорошая" подделка требует навыков. И наоборот, неумелая работа в любом редакторе, в том числе аудио-, порой видна невооруженным глазом. Часто ли встречаются действительно сложно различимые подделки, учитывая, что для этого злоумышленникам или хулиганам требуются специфические знания компьютерных программ?
Специфические знания потребуются в любом случае. Это связано с тем, что телефонные хулиганы или мошенники, подделывая голос, пользуются двумя методами. Первый способ - это изменение или искажение тембра голоса, а второй - нарезка. В последнем случае речь составляется из кусочков, а потом воспроизводится для ответов на те или иные вопросы. Оба способа можно выявить с помощью специального оборудования фоноскописта.
Определить искажение возможно, сопоставив измененную речь и тембр голоса реального человека, если есть образец записи такого голоса. А между нарезками будут характерные промежутки времени, по которым определяется, что это именно нарезка, а не единый и целостный текст.
Стоит отметить, злоумышленник может использовать и профессиональное оборудование. Например, для воспроизведения записанного голоса или изменения своего тембра прямо в процессе разговора.

Существует такая мера защиты записи от обработки, как цифровой водяной знак (специальные закодированные метки внутри аудиофайла). В том числе он позволяет выявить, была ли аудиозапись изменена. Насколько эффективен этот инструмент борьбы с преобразованием записей?
Данная мера эффективна, водяные знаки уже сейчас используются в лицензионных музыкальных произведениях, например, в фонограммах. Их необходимо использовать для того, чтобы определить, является музыкальное произведение лицензионным или нет. Иными словами, такая мера защиты затрагивает скорее правообладателей. Цифровые водяные знаки не на 100% ограждают запись от злоумышленников, но создают им преграды.

Есть ли возможность вырезать такой знак?
Лицензионное ПО предполагает частое использование водяных знаков. Злоумышленнику придется видоизменять аудиозапись таким образом, чтобы обрезать все внедренные в нее знаки. К тому же существует вероятность, что при вырезке будут слышны остаточные элементы цифровых водяных знаков, следовательно, у мошенника в этом случае ничего не получится.
Цифровой водяной знак можно услышать после обработки аудиозаписи - он выдает определенные шумы. 

Если гражданин подозревает, что какая-либо запись является подделкой, как именно ему лучше сформулировать вопросы, которые ставятся перед экспертом, проводящим фоноскопическую экспертизу?
Перед экспертом необходимо ставить вопрос о том, принадлежит ли голос на протяжении всей записи конкретному человеку или нет. Для проведения экспертизы в этом случае потребуются образцы голоса на нескольких различных записях.
Кстати, на современные смартфоны можно установить программы, которые записывают все телефонные разговоры подряд. Обычно они издают звуковое предупреждение о том, что разговор будет записан. Но это касается не всех приложений - я сталкивался с ситуацией, когда аудиозапись разговора производилась автоматически, однако без какого-либо предупреждения.
Также можно поставить перед экспертом вопрос о том, является запись полной или частичной (то есть были ли вырезаны из нее или добавлены какие-либо фрагменты). Возможна и прямая формулировка: является ли запись поддельной.
Случается, что суды не принимают аудиозапись, сделанную без предупреждения, поскольку в принципе не рассматривают такую запись как доказательство по делу.

Какие ошибки часто допускают граждане, обращаясь за фоноскопической экспертизой?
Они в основном ставят вопрос, использовался ли монтаж в представленной ими записи. Но монтаж точно не использовался, если они сами эту запись и вели. Поэтому вопрос надо ставить не о записи, а о воспроизводимом звуке, который зафиксирован на ней.

Что бы Вы посоветовали гражданам, которые хотят использовать аудиозапись как доказательство в суде?
В первую очередь, для того, чтобы использовать доказательство в суде, всегда нужно ходатайствовать о приобщении данной аудиозаписи к материалам дела (ст. 119 Уголовно-процессуального кодекса, ч. 1 ст. 41 Арбитражного процессуального кодекса, ч. 1 ст. 35 Гражданского процессуального кодекса). Иногда судьи предъявляют требование о том, чтобы в ходе разговора были заранее известны фамилии, имена и отчества того, кто звонит, и того, кому звонят. То есть если вы делаете диктофонную запись или аудиозапись разговора по телефону, нужно, чтобы оба участника беседы озвучивали свои данные. Условно говоря: "Я, Иванов Иван Иванович, звоню Петрову Ивану Ивановичу". Второй участник также должен подтвердить, что это он. Тогда это будет иметь большое значение для вынесения решения по делу - уже в ходе фоноскопической экспертизы записи можно установить, принадлежит данный голос конкретному лицу или нет.
Формы:
Ходатайство о приобщении к делу доказательств;
Ходатайство о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства (гражданский процесс);
Другие формы.

Может ли эксперт распознать подделку, если качество предоставленной для экспертизы аудиозаписи изначально плохое?
В любой методике проведения как судебных, так и внесудебных экспертиз есть этап установления качества представленных объектов исследования. Если по мнению эксперта качество удовлетворительное, то ее использовать можно. Когда имеются шумы, которые невозможно убрать, и при этом они мешают разобрать записанное, такую запись не признают действительной для проведения экспертизы.
Тем не менее, есть набор шумов, которые можно приглушить, используя профессиональное оборудование фоноскописта. Возможность убрать шум зависит от его звучания и громкости. Шумы низкого и среднего характера можно приглушить полностью. Но если шум настолько высокий, что голос на записи невозможно разобрать, даже фоноскопист ничего не сможет сделать.
Низкими шумами являются все известные нам шумы промышленных предприятий и транспорта, а также шумной толпы. Высокие шумы - это одиночные крики, плач, музыка (но не оглушающая) на заднем фоне или иное акустическое воздействие.

Какой из способов подделки аудиозаписи на Вашей практике встречался чаще всего (например, искажение голоса или синтез речи человека с нуля)?
Обычно используются имитаторы голоса, то есть искажение. Очень часто применяют монтаж аудиозаписи, склеивание и перестановку слов. Бывает так: одна из сторон утверждает, что не говорила ничего из представленного на записи, и экспертиза подтверждает наличие признаков монтажа в аудиозаписи.
Синтезация голоса обычно используется для провокации. Это так называемый "технопранк", когда публичную персону доводят до истерического состояния, записывая на носитель ее отдельные фразы. Потом их используют для отдельных звонков другим лицам.

Исходя из вашей практики, что пользуется предпочтением в суде: показания стороны или материалы фоноскопической экспертизы? Например, если по итогам экспертизы не было выявлено монтажа или искажения, а сторона утверждает обратное.
Любая экспертиза оценивается в совокупности с другими доказательствами по гражданскому или уголовному делу. Если одна из сторон по делу не оспаривает результаты экспертизы, то суд может принять во внимание заключение эксперта и положить его в основу решения. В том случае, когда сторона оспаривает экспертизу, то может быть назначена повторная или дополнительная экспертиза для подтверждения или опровержения выводов эксперта. И таким образом в основу дела может лечь повторная экспертиза, подтверждающая выводы первоначальной.
Но истец и ответчик - заинтересованные в исходе дела лица, а эксперт предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение (ст. 171 ГПК РФ, ч. 5 ст. 55 АПК РФ, ч. 5 ст. 57 УПК РФ). Поэтому суды чаще обращают больше внимания на выводы эксперта-фоноскописта.
Хотел бы также отметить, что сегодня существует проблема восприятия судами аудиозаписей как доказательств. А учитывая степень развития современных технологий, подделки будут встречаться все чаще. Судам необходимо учесть подобные угрозы.


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#11
15 января 2018 16:55
Анна_Сергеевна

IP/Host: 10.214.28.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,384
Re: Споры между физлицами и Юл-ФЛ в СОЮ vs аудиозаписи и переписка
Осуществление аудио- и видеозаписей в целях самозащиты и их использование в качестве доказательств в суде

А.И. Сабылина,
студент МГУ имени М.В. Ломоносова

Журнал "Актуальные проблемы российского права", N 4, апрель 2017 г., с. 89-95.

Сегодня большинство людей имеет техническую возможность свободно производить аудио- или видеозапись, а на осуществлении круглосуточных записей построена целая индустрия безопасности. Несомненно, различные отрасли права вынуждены реагировать на быстрые темпы научно-технического прогресса. Так, аудио- и видеозаписи могут использоваться сторонами как доказательства в гражданском и арбитражном процессе.
В связи с этим актуальность приобрел вопрос о том, в каких случаях законно производить запись. С одной стороны, Конституция Российской Федерации запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Однако, с другой стороны, каждый человек вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Конституция РФ как основной документ государства устанавливает только рамочное регулирование. Гражданский кодекс Российской Федерации раскрывает в ст. 12 способы защиты гражданских прав, среди которых выделяется самозащита гражданских прав.
Вопрос о том, что понимать под самозащитой, является дискуссионным, так как ГК РФ не содержит определения данного понятия. Известный исследователь в области осуществления и защиты гражданских прав В.П. Грибанов предлагал под самозащитой понимать совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов*(1). Полагаем, что данное определение наиболее точно отражает содержание и правовую природу данного института.
Самозащита с практической точки зрения является первым возможным способом защиты нарушенных прав до применения мер оперативного воздействия и мер правоохранительного порядка (к которым относится судебное разбирательство). Классически к самозащите относятся такие действия фактического характера, как охрана имущества граждан, необходимая оборона и крайняя необходимость. Названные меры могут иметь как превентивный характер, так и активно-оборонительный. Последние применяются при нарушении абсолютных прав во внесудебном порядке и заключаются в принудительном воздействии на правонарушителя с целью приостановления, пресечения начавшегося нарушения права либо немедленной ликвидации последствий состоявшегося нарушения*(2).
Каждый вправе защищать свои права любыми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ). Однако законодательство не содержит иных императивных положений о том, как именно допустимо осуществлять аудио- или видеозапись с целью самозащиты. Статья 14 ГК РФ содержит указание, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Но каковы именно эти пределы? Полагаем, что ответ на данный вопрос прямо зависит от конкретного вида самозащиты.
В.П. Грибанов подчеркивал, что право на защиту должно рассматриваться не только с точки зрения материального права, но и с точки зрения процессуального, поскольку возможности материально-правового характера, предоставляемые управомоченному лицу правом на защиту, предполагают и возможность их осуществления именно в определенном законом порядке. Не стоит сводить право на защиту только к праву на иск. Например, пределы установлены законодательством для необходимой обороны и крайней необходимости.
Если аудио- или видеозапись была осуществлена в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны, то пределы осуществления такой защиты наиболее полно разработаны в науках гражданского и уголовного права, поскольку данные институты являются комплексными. Произведение записи - это мера защиты, поэтому в рамках данной работы к ней применимо только одно условие правомерности, относящееся именно к защите, - ее соразмерность характеру и опасности посягательства. Этот вывод основан прежде всего на целях данных институтов.
Важно отметить, что подобная защита происходит именно путем причинения вреда нападающему. Какой вред способна причинить аудио- или видеозапись? Конституция РФ (ч. 2 ст. 23) и Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и защите информации"*(3) (п. 8 ст. 9) закрепляют право на тайну телефонных переговоров, запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни гражданина без его согласия. А.Т. Боннер предлагает использовать логическое и систематическое толкование этого положения: данное право относится только и именно к частной жизни индивида и не распространяется на служебные переговоры (кроме охраняемой законом тайны), хотя отдельные элементы частной жизни могут присутствовать и в публичной сфере*(4). Скрытая запись личной жизни запрещена. Таким образом, вред причиняется прежде всего конституционным правам человека.
По общему правилу в состоянии необходимой обороны вред может быть причинен несколько больший, чем посягательством, а в состоянии крайней необходимости вред должен быть строго меньшим. Поэтому возникают трудности практического характера: возможное нарушение тайны частной жизни должно быть соразмерно посягательству.
Рассмотрим на примере: при покупке контрафактного товара производится скрытая видеозапись. Во-первых, автор записи делает ее очевидно для получения доказательства о подобной покупке. В-вторых, цель самозащиты не вызывает сомнений, поскольку он защищает свои права как покупателя. Более того, ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации криминализирует нарушение авторских и смежных прав. Поэтому в данном случае можно говорить об общественно опасном посягательстве и необходимой обороне.
Отметим, что постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"*(5) содержит следующее разъяснение: "По смыслу статей 1 и 14 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необход и мости (ст. 1067 ГК РФ)". Данная формулировка не препятствует иному воздействию. Однако анализ судебной практики показывает: нет ни одного судебного акта, в котором было бы признано, что аудио- или видеозапись была произведена в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.
Так, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2016 N 18АП-4501/2016 по делу N А07-6766/2015 и постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 06.06.2016 по делу N A33-17143/2015 истцы подтверждали видеозаписью факт приобретения товаров, реализация которых нарушает авторские и смежные права. В большинстве решений используется только следующая формулировка: "Ведение видеозаписи (в том числе и скрытой камерой) в местах, очевидно и ясно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права". При этом некоторые суды подчеркивают соразмерность подобной фиксации фактов розничной купли-продажи*(6). Возникает вопрос: соразмерность чему? Например, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности"*(7) дает право вести негласное видеонаблюдение ограниченному кругу лиц - исключительно оперативным подразделениям государственных органов. В части 6 статьи 6 данного Федерального закона указано, что остальным лицам запрещается использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации. Таким образом, для защиты собственных прав истцы нарушали закон, а судебный орган впоследствии признал данное нарушение соразмерным. Поэтому в реальности применяются нормы о необходимой обороне и крайней необходимости, несмотря на отсутствие прямых отсылок в судебных решениях.
Охрана имущества граждан и организаций - это другая мера самозащиты, хрестоматийным примером которой является использование замков, охранной сигнализации на автомобилях и других охранных средств. Установка систем видеонаблюдения, заключение договоров с охранными агентствами также относятся к превентивным мерам самозащиты, их эффективность подчеркивают многие авторы*(8). Видеонаблюдение можно использовать для фиксации различных краж, а также для контроля за персоналом. Например, в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2015 N 17АП-1423/2015-ГК по делу N А60-44652/2014 истец представил запись с камеры наблюдения, чтобы доказать отсутствие сотрудника охраны на рабочем месте в момент совершения кражи, которое означает нарушение обязательства в рамках договора на оказание охранных услуг. Заметим также, что, несмотря на широкое распространение камер видеонаблюдения, судебных решений, в которых на стороне истца выступает торговая организация, представляющая в качестве доказательства видеозапись с собственных камер, не так много. Это также свидетельствует о высокой эффективности данной меры самозащиты: подобные споры разрешаются еще до обращения сторон в суд.
Необходимо отметить, что записи камер общего видеонаблюдения не являются незаконными, даже если осуществлялись без согласия гражданина и содержат информацию о его частной жизни, так как они изначально производятся не с целью сбора личной информации о конкретном гражданине. Но, как было отмечено выше, бывают исключения. Это неоднократно подчеркивал Европейский Суд по правам человека. В частности, в деле "Пек против Соединенного Королевства"*(9) записи камеры видеонаблюдения были публично распространены без должного сокрытия личности.
Таким образом, сегодня распространены ситуации, когда аудио- и видеозаписи осуществляются с целью той или иной самозащиты гражданских прав. Однако если принятые меры, описанные ранее, не привели к желаемому результату, то за ними следует обращение в суд. В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 подчеркивается, что возможность самозащиты не исключает права лица воспользоваться иными способами защиты, предусмотренными статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе в судебном порядке. Важно отметить, что судебный порядок регламентируется нормами процессуальных кодексов. Поэтому осуществленные с целью самозащиты записи могут быть использованы как доказательства, только если они пройдут фильтр относимости, допустимости и достоверности. В данной работе устанавливается отношение между этими понятиями при помощи методов логики.
На практике в процессе возникает серьезная с теоретической точки зрения проблема: соразмерность проведения записи с целью самозащиты подменяет необходимость оценки ее судом сточки зрения относимости, допустимости и достоверности.
В ходатайстве о приобщении аудио- или видеозаписи как доказательства некоторые юристы рекомендуют указывать, что запись была произведена в целях самозащиты*(10). Но в таком случае стороне необходимо приводить доказательства, подтверждающие не только относимость и допустимость записи, но и цель самозащиты. Например, в постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.11.2010 по делу N A33-10388/2010 указывается на несостоятельность довода апелляционной жалобы о том, что действующее законодательство не содержит определенных требований к способу доказывания фактов нарушения своих прав и законных интересов в целях самозащиты, а потому приводить такие доказательства не требуется. В рассматриваемом деле запись была осуществлена скрытно, и, признавая достаточным одно лишь указание на цель самозащиты в ходатайстве о приобщении записи как доказательства, суд поощрил бы производство и использование в процессе практически любых записей под прикрытием недоказываемой самозащиты.
В судебной практике встречается большое количество гражданских дел, в которых оцениваются видеозаписи, зафиксировавшие факты приобретения контрафактной продукции*(11). Их анализ также приводит к выводу о том, что судами используется практически идентичная формулировка для приобщения записи к материалам дела: "Во время приобретения контрафактного товара представителем истца велась видеозапись в целях самозащиты гражданских прав на основании статей 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации". При этом в решениях не указано, что суд проводил оценку записи по критериям допустимости и достоверности доказательств. Оговоримся, что рассмотренные решения вынесены не только на основании указанных записей, поэтому мы не ставим их под сомнение. Однако такой способ введения доказательства в процесс представляется неверным. Если же записи указаны в решении не как доказательства, то сомнение вызывает целесообразность использования приведенной выше формулировки.
Рассмотрим еще пример. В тексте постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2016 N 12АП-12248/2015 по делу N А06-5049/2015 раскрываются одна за другой две разные мысли:
1. Видеозапись, сделанная в месте, открытом для общего посещения, в целях получения доказательств реализации спорного диска не противоречит требованиям закона и является допустимым доказательством, а юридическое лицо не может ссылаться на неприкосновенность частной жизни.
2. Ведение такой видеозаписи (в том числе и скрытой камерой) является элементом самозащиты гражданского права. Думается, что в данном случае суд также недостаточно четко провел границу между рассматриваемыми институтами.
Критерии допустимости записи для самозащиты - это институт гражданского права, а критерии для оценки возможности использования в качестве судебного доказательства - процессуальный институт. И они различны. Хотя на первый взгляд качественный характер этих критериев, как было приведено ранее, представляется практически одинаковым, не совпадают цели и назначение анализируемых институтов. Именно поэтому данные понятия можно считать несравнимыми.
Приведем возможные взаимоотношения понятий "запись с целью самозащиты" и "запись как доказательство":
- запись, произведенная в целях самозащиты, может выступить доказательством, если она соответствует критериям относимости, допустимости и достоверности. Пример верного приобщения видеозаписи как доказательства можно найти в определении ВАС РФ от 02.03.2011 N ВАС-27/11 по делу N А47-512/2010: суд оценил по внутреннему убеждению относимость и допустимость каждого доказательства в отдельности;
- запись может быть доказательством в деле, но быть произведенной не в целях самозащиты. Например, видеозапись открытого мероприятия с целью трансляции;
- запись может быть произведена в целях самозащиты, но быть недопустимым доказательством. Например, при производстве записи камерами общего видеонаблюдения были существенно нарушены права частных лиц. Здесь мы говорим о превышении пределов, учитывая, что субъект изначально преследовал цель самозащиты. Так, в определении Ленинградского областного суда от 19.03.2015 N 33-1293/2015 суд пришел к выводу, что аудиозаписи разговоров, произведенные истцом на мобильный телефон с целью самозащиты, не отвечают требованиям допустимости доказательств ввиду нарушения положений ст. 77 ГПК РФ о порядке их получения.
Каковы причины ошибок в судебных решениях? Во-первых, это комплексный подход к российскому законодательству (без учета отраслевого деления), который в данном случае приводит к смешению материальных и процессуальных институтов. Второй причиной является процессуальная экономия. В большинстве рассмотренных решений используется логика: "Если усматривается гипотетическая цель самозащиты, то это доказательство, поскольку самозащита очевидно разрешена Конституцией РФ и ст. 12, 14 ГК РФ". В результате таких размышлений не требуется дополнительная оценка ее пределов. В-третьих, стороны сознательно вводят суд в заблуждение, указывая в многочисленных жалобах благородную цель самозащиты, не рассматривая вопрос ее пределов. Главной причиной представляется слабая теоретическая разработанность специфики аудио- и видеозаписей в гражданском и процессуальном праве. Как было показано выше, классические виды самозащиты (необходимая оборона и крайняя необходимость) не описывают сложившуюся на практике ситуацию. Требуется современная проработка учения о самозащите.
Таким образом, можно сделать вывод, что самозащита и использование сторонами доказательства в суде - это совершенно разные институты, неверное пересечение которых можно наблюдать в судебной практике. Поэтому необходимо более точно разграничивать данные понятия во избежание их смешения. Это представляется возможным, если четко понимать различия материального (ГК РФ) и процессуального (ГПК РФ, АПК РФ) права. Полагаем, что судам требуется практикообразующее разъяснение по данному вопросу.

Библиография

1. Боннер А.Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. - 2008. - N 3. - С. 79-87.
2. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М.: Статут, 2000. - 411 с.
3. Кархалев Д.Н. Охранительная функция гражданского права // Российский судья. 2015. - N 3. - С. 7-10.
4. Мишина А. Под запись. Все об аудиофактах. Кто и когда может вести запись разговоров и как эти данные можно использовать? // Расчет. - 2015. - N 4.
5. Пименов Н.А. Эффективная защита товаров от краж, как залог безопасности предприятий торговли // Налоги. - 2008. - N 40. - С. 19-24.
6. Пронин Д. Прогресс против воровства // Фармацевтические ведомости. - 2005. - N 9.
7. Терешко Ю. Убыточный шопинг // ЭЖ-Юрист. - 2007. - N 43.
8. Трофимов В.Н. Подборка судебных решений за 2015 год: Статья 14 "Самозащита гражданских прав" ГК РФ.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 117.
*(2) Кархалев Д.Н. Охранительная функция гражданского права // Российский судья. 2015. N 3. С. 7-10.
*(3) Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // СЗ РФ. 2006. N 31. Ст. 3448.
*(4) Боннер А.Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. 2008. N 3. С. 80-84.
*(5) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.
*(6) Трофимов В.Н. Подборка судебных решений за 2015 год: Статья 14 "Самозащита гражданских прав" ГК РФ.
*(7) Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.
*(8) См., например: Пименов Н.А. Эффективная защита товаров от краж как залог безопасности предприятий торговли // Налоги. 2008. N 40. С. 19-24; Пронин Д. Прогресс против воровства // Фармацевтические ведомости. 2005. N 9; Терешко Ю. Убыточный шопинг // ЭЖ-Юрист. 2007. N 43.
*(9) Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 января 2003 г. Дело "Пек против Соединенного Королевства" (Peck v. United Kingdom). Жалоба N 44647/98. IV секция (извлечение) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2003. N 6.
*(10) Мишина А. Под запись. Все об аудиофактах. Кто и когда может вести запись разговоров и как эти данные можно использовать? // Расчет. 2015. N 4.
*(11) См., например: решение Арбитражного суда Красноярского края от 29.05.2013 по делу N АЗЗ-4949 // URL: https://rospravosudie.com/court-as-krasnoyarskogo-kraya-s/judge-malceva-a -n-s/act-306691588 (дата обращения: 20 ноября 2016 г.); решение Фокинского районного суда города Брянска от 03.12.2015 по делу N 2-2034 // URL: https://rospravosudie.com/court-fokinskij-rajonnyj-sud-g-bryanska-bryansk aya-oblast-s/act-509323268 (дата обращения: 20 ноября 2016 г.); решение Лихославльского районного суда Тверской области от 05.11.2015 по делу N 2-631 // URL: https://rospravosudie.com/court-lixoslavlskij-rajonnyj-sud-tverskaya-obla st-s/act-499591353 (дата обращения: 20 ноября 2016 г.).


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#12
Извините, только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на этом форуме.

Кликните для того, чтобы войти

Наверх