16 июля 2015 17:00
Наталья ***

IP/Host: 109.195.20.---
Дата регистрации: 10.07.2013
Сообщений: 396
Видеосъемка в медицинском учреждении
Здравствуйте!

Дочь пациента хочет вести фото и видеосъемку в поликлинике при обследовании пациента на консилиуме (совещании) врачей по поводу заболевания. С врачебной тайной вроде бы понятно, пациент сам может в простой письменной форме дать согласие на присутствие дочери на обследовании.
Только наши врачи не согласны на такую съемку. Можно ли это запретить? Если да, то на что ссылаться?

Согласно Разъяснениям Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 30 августа 2013 г. "Разъяснения по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки" Обработка биометрических персональных данных может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме.

Можно ли на это сослаться.

Заранее спасибо!


Поделимся опытом.
#1
17 июля 2015 09:10
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Видеосъемка в медицинском учреждении
здесь ситуация в обратную сторону, но логика примерно одинаковая.

Вопрос: Можно ли устанавливать видеокамеры в палатах больницы, в частности в психиатрическом отделении?

Ответ: Прежде всего отметим, что в настоящее время вопрос о правомерности установки систем видеонаблюдения в больничных палатах и процедура такой установки прямо законодательством не регламентируются.
Бесспорно, что видеонаблюдение в медицинских организациях, равно как и в любых других, может осуществляться только для конкретных и заранее определенных целей. Эти цели должны быть определены нормативно-правовыми актами. Так, например, п.п. 1 и 2 ч. 13 ст. 30 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" предусмотрены требования безопасности для обеспечения защиты от несанкционированного вторжения в здания и сооружения. В частности, установлено, что в зданиях медицинских учреждений должны быть предусмотрены меры, направленные на уменьшение возможности криминальных проявлений и их последствий; в предусмотренных законодательством РФ случаях в зданиях должны быть устроены системы телевизионного наблюдения (смотрите, например, апелляционное определение Самарского областного суда от 20 мая 2014 г. по делу N 33-4799/2014, с которым можно ознакомиться, перейдя по ссылке: http://oblsud.sam.sudrf.ru). Но, каким образом должна быть устроена такая система, данный закон не конкретизирует. Очевидно, эти вопросы должны регулироваться на уровне субъекта РФ, муниципального образования или локальными актами конкретной организации, которая самостоятельно определяет цели и пределы внешнего и внутреннего видеонаблюдения. Например, департаментом здравоохранения города Москвы совместно с Департаментом региональной безопасности города Москвы, ГУВД по г. Москве, ГУ МЧС России по г. Москве, УФСБ России по г. Москве и Московской области разработаны единые нормы и требования по обеспечению антитеррористической защищенности и безопасности государственных учреждений здравоохранения города Москвы в соответствии с их категорией с учетом действующей нормативно-правовой базы Российской Федерации (смотрите приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 22.09.2011 N 938).
В отдельных случаях действующее законодательство прямо предусматривает необходимость ведения круглосуточного наблюдения за больными. Это касается, например, лиц, заключенных под стражу или отбывающих наказание в виде лишения свободы и помещенных в медицинские организации государственной или муниципальной системы здравоохранения для оказания медицинской помощи, в целях обеспечения безопасности медицинских работников, а также иных лиц, находящихся в этих медицинских организациях, в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ч.ч. 3, 4 ст. 26 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", далее - Закон N 323-ФЗ). В пп. 3 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 07.05.2009 N 92-ФЗ "Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением" указано, что сотрудники подразделения охраны психиатрического стационара вправе применять средства теле-, видео- и радиоконтроля для постоянного и интенсивного наблюдения за состоянием и поведением лиц, находящихся на принудительном лечении в психиатрическом стационаре, предотвращения действий, угрожающих безопасности находящихся на территории психиатрического стационара лиц, пресечения незаконного оставления психиатрического стационара лицами, находящимися в нем на принудительном лечении, незаконного проникновения на территорию психиатрического стационара посторонних лиц, проноса (провоза) предметов, веществ и продуктов, запрещенных к проносу (провозу) или хранению, выноса (вывоза) материальных ценностей.
В отношении же иных лечебных учреждений и пациентов, которые добровольно проходят курс лечения в условиях стационара, подобных нормативных предписаний нет. Но и прямых запретов также не установлено. Для того, чтобы оборудовать внутренние помещения больницы видеокамерами, лечебное учреждение должно определить цели и задачи такого видеонаблюдения, поскольку без должных обоснований оно изначально будет считаться незаконным. Причем применяемые меры должны быть адекватны поставленным целям внедрения видеоконтроля. Полагаем, что, например, в психиатрическом отделении больницы видеонаблюдение в палатах может устанавливаться, помимо прочего, и для предупреждения противоправных действий со стороны больных.
При этом законность цели не существует изолированно от конституционных прав граждан, в первую очередь, от права на защиту частной жизни. Так, Конституцией РФ гарантируется право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст.ст. 23, 24 Конституции РФ). Конституционные права и свободы могут быть ограничены законом в той мере, насколько это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55 Конституции РФ).
В ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" прописано, что запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.
Причем ни один нормативно-правовой акт не раскрывает содержания понятия "неприкосновенность частной жизни". В определении Конституционного Суда РФ от 09.06.2005 N 248-О указано, что право на неприкосновенность частной жизни, означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.
По смыслу закона, частная жизнь - это те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Неприкосновенность частной жизни в этом аспекте означает невмешательство кого-либо в приватную сферу человека, его личную жизнь. Именно поэтому считается недопустимым установление видеокамер в жилых помещениях, гостиничных номерах и т.п. (смотрите, например, апелляционное определение Московского городского суда от 16.11.2012 N 11-23886/12, определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 24.07.2012 по делу N 33-5373).
Однако нахождение больного в стационаре, напротив, предполагает постоянное круглосуточное наблюдение за состоянием его здоровья, течением болезни со стороны медицинских работников, в том числе и когда он находится в палате, а потому больничная палата, на наш взгляд, не может считаться его интимной сферой. Иными словами, если целью видеонаблюдения является контроль за процессом лечения больного, качеством оказываемых медицинских услуг, безопасностью пациента, то такое наблюдение вряд ли способно нарушить конституционные права граждан, находящихся на стационарном излечении в медицинском учреждении.
Вместе с тем надлежит учитывать, что изображение больного, получаемое в процессе видеофиксации, в соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон N 152-ФЗ), является его персональными данными, а потому должен соблюдаться режим конфиденциальности полученной информации, установленный действующим законодательством. Закон N 152-ФЗ определяет персональные данные как любую информацию, относящуюся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Под обработкой персональных данных признаются любые действия (операции) с персональными данными субъекта, включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передача), обезличивание, блокирование, уничтожение (п. 3 ст. 3 Закона N 152-ФЗ).
По своей сути, видеоизображение гражданина относится к категории его биометрических персональных данных (ч. 1 ст. 11 Закона N 152-ФЗ). В данной норме сказано, что их обработка допускается только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных при условии, что эти сведения используются оператором лишь для установления личности субъекта персональных данных. Исключения из этого правило поименованы в ч. 2 ст. 11 Закона N 152-ФЗ. Из разъяснений Роскомнадзора следует, что в случае, когда получаемая оператором информация о субъекте персональных данных, включая фото- видеоизображение, не связана с проведением процедур идентификации (установления личности) гражданина, данные действия не могут считаться обработкой биометрических персональных данных и ст. 11 Закона N 152-ФЗ не регулируются. Следовательно, обработка сведений в данных случаях осуществляется в соответствии с общими требованиями, установленными Законом N 152-ФЗ (смотрите разъяснения Роскомнадзора от 30.08.2013 по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки).
Согласно ст. 6, ст. 9 Закона N 152-ФЗ по общему правилу обработка персональных данных допускается только с согласия субъектов персональных данных, за исключением случаев, перечисленных в п.п. 2-11 ч. 1 ст. 6 Закона N 152-ФЗ. В частности, обработка персональных данных без согласия субъектов персональных данных возможна, если она необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных (п. 5 ч. 1 ст. 6 Закона N 152-ФЗ). Но в силу ч. 2 ст. 6 Закона N 152-ФЗ обработка специальных категорий персональных данных (в частности сведений, касающихся состояния здоровья, интимной жизни) регулируется особыми правилами ст. 10 Закона N 152-ФЗ. Подобные сведения могут обрабатываться без согласия субъектов персональных данных только в случаях, предусмотренных п.п. 2-9 ч. 2 ст. 10 Закона N 152-ФЗ. К таковым относится в том числе ситуация, когда обработка персональных данных осуществляется в медико-профилактических целях, в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что обработка персональных данных осуществляется лицом, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну (п. 4 ч. 2 ст. 10 Закона N 152-ФЗ). Конституционный Суд РФ в определении от 16.07.2013 N 1176-О разъяснил, что приведенное законоположение позволяет хранить информацию о состоянии здоровья граждан исключительно в целях реализации их права на охрану здоровья и медицинскую помощь, при этом конфиденциальность персональных данных обеспечивается врачебной тайной, а потому оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан. Иными словами, такая обработка персональных данных будет законна без согласия самого пациента при ее осуществлении исключительно медицинским персоналом. Поэтому, если в обработке сведений, касающихся состояния здоровья, участвуют другие лица (например сторонняя охранная организация) либо обработка персональных данных пациентов осуществляется в иных целях, полагаем, получение согласия субъекта персональных данных необходимо.
На основании ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Закон N 323-ФЗ) сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Врачебная тайна, в соответствии с Указом Президента РФ от 06.03.1997 N 188, включена в перечень сведений конфиденциального характера. Следовательно, медицинская организация обязана соблюдать как врачебную тайну, так и требования о защите персональных данных, в том числе при создании локальных информационных систем, содержащих данные о пациентах и об оказываемых им медицинских услугах (п. 5 ст. 78 Закона N 323-ФЗ).
По нашему мнению, вопрос о правомерности видеонаблюдения в больничных палатах необходимо решать с учетом целей такой видеозаписи, объема и направлений дальнейшего использования полученных таким способом сведений. Применение систем видеонаблюдения в данном случае должно быть непосредственно связано с оказанием гражданам медицинской помощи, обеспечения их безопасности в период нахождения в медицинском учреждении, безопасности медицинского персонала и предусмотрено локальным нормативным актом*(1). Содержание и объем полученных таким способом персональных данных не должны выходить за пределы того содержания и объема, который необходим для целей обработки этих персональных данных, установленных Законом N 323-ФЗ. Кроме того, все помещения, в которых ведется видеонаблюдение, должны быть оснащены оповещающими табличками.
Полученную с видеокамер информацию медицинские работники вправе анализировать и использовать только для указанных целей, но не вправе без согласия пациентов размещать в открытых источниках, доводить ее до всеобщего сведения и делать доступной иным образом.
Безусловно, приведенные критерии имеют оценочный характер и в каждой конкретной ситуации должны рассматриваться индивидуально. Если обстоятельства той или иной ситуации позволят прийти к выводу о том, что сведения о больных, о состоянии их здоровья, получаемые с использованием средств видеозаписи, избыточны по отношению к целям обработки персональных данных, обработка персональных данных таким способом не может осуществляться без письменного согласия пациентов или их законных представителей (п. 1 ч. 2 ст. 10 Закона N 152-ФЗ).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Глебов Валерий

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

18 ноября 2014 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Смотрите, например, примерную форму положения о системе видеонаблюдения в организации (подготовлено экспертами компании "Гарант").


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#2
Извините, только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на этом форуме.

Кликните для того, чтобы войти

Наверх