15 мая 2015 02:12
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Уважаемые гении в области трудового права, очень нужна ваша помощь! Готовлю иск на бывшего р/дателя относительно невыплаты компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении. Отпуск дополнительный. Минимальные 28 дней были использованы. Согласно большинству аналогичных дел, компенсация выплачивается только за последние 18 мес. (согласно Конвенции 132), 21 (18+3 мес., которые даются на подачу иска) или 24 мес.(согласно ст. 124). Непонятно, на каком основании суд привязывает право на отпуск к праву на компенсацию за неиспользованный отпуск. Есть ли, известные вам доводы, которые можно было предъявить суду?
Спасибо за внимание к моему вопросу!
#1
15 мая 2015 03:24
Лиса-Алиса, 8

IP/Host: 80.83.238.---
Дата регистрации: 26.06.2014
Сообщений: 3,025
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
7Ирина7
Согласно большинству аналогичных дел, компенсация выплачивается только за последние 18 мес. (согласно Конвенции 132), 21 (18+3 мес., которые даются на подачу иска) или 24 мес.(согласно ст. 124).

Впервые слышу

Сообщение от
7Ирина7
Есть ли, известные вам доводы, которые можно было предъявить суду?

Доводы есть.

Скиньте хоть один пример практики, про которую вы говорите.
#2
15 мая 2015 11:38
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Лиса-Алиса, 8
Скиньте хоть один пример практики, про которую вы говорите.
http://base.garant.ru/70681870/ - Определение Конституционного суда. Решение о сроке давности - 2 года (информация из аннотации, т.к. документ не открывается)
Апелляционное определение Московского городского суда от 06 марта 2015 г. N 33-7256/15 - срок давности 18 мес. Согласно Конвенции
Еще есть определения верховного суда о 21 мес. Если получится, скину личным сообщением сам документ или ссылку на сторонний сайт, где нашла этот документ.
+ решение районного суда 2-дневной давности по иску моего коллеги - взыскание компенсации только за последние 2 года




Редактировано 1 раз(а). Последний раз 2015-05-15 11:41 пользователем 7Ирина7.
#3
15 мая 2015 11:46
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
http://base.garant.ru/70681870/ - Определение Конституционного суда. Решение о сроке давности - 2 года (информация из аннотации, т.к. документ не открывается)
Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 1030-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Якушиной Людмилы Николаевны на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 124, частью первой статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации, а также пунктами 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Л.Н. Якушиной к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.Н. Якушина оспаривает конституционность следующих законоположений:
части четвертой статьи 124 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой запрещается в том числе непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд;
части первой статьи 127 названного Кодекса, закрепляющей, что при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска;
пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК Российской Федерации (в редакции, действовавшей до внесения в данную статью изменений Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ), согласно которым не допускаются в том числе действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах; в случае несоблюдения названных требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
По мнению заявительницы, оспариваемые нормы не подлежат применению в ее деле и противоречат статьям 2, 7, 15 (части 1 и 4), 17, 18, 19 (часть 2), 37, 45, 46 и 55 Конституции Российской Федерации, статье 24 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года) и статье 1 Конвенции N 111 МОТ относительно дискриминации в области труда и занятий (принята в городе Женеве 25 июня 1958 года), поскольку не допускают выплату компенсации за неиспользованные отпуска уволенному работнику, если работник не использовал ежегодный оплачиваемый отпуск более двух лет подряд, и позволяют суду считать такие действия работника злоупотреблением правом.
Оспариваемые нормы были применены в деле заявительницы судом апелляционной инстанции.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Согласно статье 37 (часть 5) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.
Механизм реализации конституционного права на отдых, в том числе условия и порядок предоставления оплачиваемого ежегодного отпуска, закреплен в Трудовом кодексе Российской Федерации.
При этом частью четвертой статьи 124 названного Кодекса установлен запрет на непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд. Такое правило выступает дополнительной гарантией реализации названного конституционного права и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы граждан.
Особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника закреплен частью первой статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации. Данная норма представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для тех работников, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию или по инициативе работодателя и по различным причинам на момент увольнения своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, по своему буквальному смыслу предполагает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и также не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан.
Нормы пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК Российской Федерации, устанавливающие запрет злоупотребления правом в любых формах, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2008 года N 982-О-О, от 19 марта 2009 года N 166-О-О, от 21 ноября 2013 года N 1823-О и др.) как в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ, так и в ныне действующей, и сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права граждан.
Разрешение же вопроса о том, имело ли место в деле заявительницы злоупотребление правом, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, что к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации не относится.
Кроме того, заявительница просит признать оспариваемые нормы не подлежащими применению в ее деле и противоречащими статье 24 Всеобщей декларации прав человека и статье 1 Конвенции N 111 МОТ относительно дискриминации в области труда и занятий. Однако разрешение этих вопросов в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации также не входит.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Якушиной Людмилы Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д. Зорькин


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#4
15 мая 2015 13:03
Лиса-Алиса, 8

IP/Host: 80.83.239.---
Дата регистрации: 26.06.2014
Сообщений: 3,025
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Запрета в определени и я не увидела.
Компенсация выплачивается за все неиспользованные дни отпуска, хоть за 10 лет. Запрета в приведенных вами статьях нет, отпуска не "сгорают", как в свое время везде писали журналисты, уже вроде все это поняли.
#5
15 мая 2015 13:34
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Если получится, скину личным сообщением сам документ или ссылку на сторонний сайт, где нашла этот документ.
а выложить здесь сам документ текстом - что мешает?


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#6
15 мая 2015 14:31
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Анна_Сергеевна
а выложить здесь сам документ текстом - что мешает?
К своему стыду, правила форума не читала, подумала, что. как и в большинстве форумов, ссылка на сторонние ресурсы запрещена




Редактировано 2 раз(а). Последний раз 2015-05-15 14:37 пользователем 7Ирина7.
#7
15 мая 2015 14:32
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
К своему стыду, правила форума не читала, подумала, что. как и в большинстве форумов, ссылка на сторонние ресурсы запрещена
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&sqi=2&ved=0CCIQFjAB&url=http%3A%2F%2Fforum.@#$%&%2Findex.php%3Fshowtopic%3D345853&ei=ghBTVbSPN4GeygOX-oH4Dg&usg=AFQjCNGtLQhw4QCQyLT60ou2xpBkLmfccg&sig2=PMB0aaUjUjYkEyMsv5pftg&bvm=bv.93112503,d.bGQ

повторяю: ВЫЛОЖИТЬ ДОКУМЕНТ ТЕКСТОМ.
то есть скопировать текст сюда в сообщение, а не дать ссылку.


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#8
15 мая 2015 14:35
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Анна_Сергеевна
то есть скопировать текст сюда в сообщение, а не дать ссылку.
Там фото документа. Нет возможности скопировать текст




Редактировано 1 раз(а). Последний раз 2015-05-15 14:36 пользователем 7Ирина7.
#9
15 мая 2015 14:39
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&sqi=2&ved=0CCIQFjAB&url=http%3A%2F%2Fforum.@#$%&%2Findex.php%3Fshowtopic%3D345853&ei=ghBTVbSPN4GeygOX-oH4Dg&usg=AFQjCNGtLQhw4QCQyLT60ou2xpBkLmfccg&sig2=PMB0aaUjUjYkEyMsv5pftg&bvm=bv.93112503,d.bGQ
Уведомление о переадресации
Страница, на которой вы находились, пытается перенаправить вас на недействительный URL.

Если вы не хотите переходить на эту страницу, то можете вернуться на предыдущую.


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#10
15 мая 2015 14:42
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
По данной цитате можно через поисковик найти тот самый форум
"Ну что ж - прочитал, наконец то. Честно говоря двоякое мнение. С одной стороны в решении суда есть та логика, которая повсеместно проводиться в СОЮ, при разрешении других дел по трудовым спорам."
Спасибо, что терпеливы к моей невнимательности ))
#11
15 мая 2015 14:45
Анна_Сергеевна

IP/Host: 195.68.184.---
Дата регистрации: 09.02.2015
Сообщений: 19,554
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Там фото документа. Нет возможности скопировать текст
Апелляционное определение Документ Microsoft Word.docx 3,07МБ 725 скачиваний
Кассационное определение Документ Microsoft Word (2).docx 4,09МБ 591 скачиваний
формат docx - не фото.
в любом случае - скачать четырехмегабайтный файл безболезненно с рабочего компьютера я не смогу.
или ждите выходных, или ищите способ переместить текст сюда.


А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и ещё умение видеть насквозь (с).
#12
15 мая 2015 14:54
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Анна_Сергеевна
или ждите выходных, или ищите способ переместить текст сюда.
Выходные уже завтра - жду )) Спасибо!!!
Сообщение от
Анна_Сергеевна
формат docx - не фото.
в формате docx сохранено фото отредактированного (закрашены некоторые данные) в paint документа




Редактировано 1 раз(а). Последний раз 2015-05-15 15:05 пользователем 7Ирина7.
#13
16 мая 2015 20:30
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 марта 2015 г. по делу N 33-7255

Судья Сакович Т.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В.
и судей Семченко А.В., Шаповалова Д.В.,
при секретаре Е.Е.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Климовой С.В.
дело по апелляционной жалобе Ш.М.Б. на решение Преображенского районного суда города Москвы от 16 октября 2014 года, которым постановлено:
в удовлетворении исковых требований Ш.М.Б. к КБ "Совинком" о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск отказать в полном объеме,

установила:

Ш.М.Б. 17.06.2014 обратился в Таганский районный суд города Москвы с иском к ГК "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании компенсации за 21 день неиспользованного отпуска в сумме *** руб., мотивируя обращение тем, что с 1994 года работал в КБ "Совинком", ликвидатором которого решением Арбитражного суда г. Москвы от 27.05.2014 назначена ГК "Агентство по страхованию вкладов", 16.06.2014 истец уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (по сокращению штата), однако в день увольнения ему не выплачена компенсация за все неиспользованные отпуска, что истец полагает незаконным, нарушающим его трудовые права.
Определением Таганского районного суда города Москвы от 26.06.2014 произведена замена ненадлежащего ответчика ГК "Агентство по страхованию вкладов" надлежащим ООО КБ "Совинком" и дело передано по подсудности для рассмотрения в Преображенский районный суд города Москвы (л.д. 19 - 21).
В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал.
Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения иска возражала, заявила о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ.
16.10.2014 судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит истец Ш.М.Б. С.А. по доводам апелляционной жалобы от 19.11.2014, подписанной представителем по доверенности Ш.М.В.
В заседании судебной коллегии представитель истца Ш.М.Б. по доверенности Ш.М.В. доводы апелляционной жалобы поддержал; представители ответчика ООО КБ "Совинком" адвокаты по ордеру Наумова Е.В., Муханова Л.В., по доверенности Е.А. против удовлетворения жалобы возражали.
Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей сторон, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Ш.М.Б., *** года рождения, с 20.06.1994 принят на работу в ООО КБ "Совинком", с 01.02.2010 переведен на должность ***, с 01.04.2013 ему установлен должностной оклад *** руб., о чем издан приказ (л.д. 5).
Приказами ЦБ РФ от 26.03.2014 N ОД-411, N ОД-412 у ООО КБ "Совинком" отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация сроком до дня вынесения арбитражным судом решения о признании банкротом и об открытии конкурсного производства (утверждения конкурсного управляющего) или до дня вступления в законную силу решения арбитражного суда о назначении ликвидатора.
ЦБ РФ обратился в арбитражный суд с заявлением о принудительной ликвидации ООО КБ "Совинком" и решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.05.2014 ООО КБ "Совинком" ликвидирован, ликвидатором назначена Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов".
Приказом N * от *** Ш.М.Б. уволен 16.06.2014 по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (по сокращению штата).
Согласно записке-расчету (л.д. 6), сведений о количестве дней неиспользованного отпуска за период с 20.06.2011 по 16.06.2014 (л.д. 54) истцом не использовано 70 календарных дней отпуска, при этом из расчетного листка следует, что при увольнении Ш.М.Б. начислена и выплачена компенсация за 49 дней неиспользованного отпуска в сумме *** руб. (л.д. 7).
Разрешая заявленные требования и рассматривая ходатайство ответчика о пропуске истцом срока обращения в суд со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, суд руководствовался положениями ст. 9 Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", и исходил из того, что срок исковой давности работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется как равный 21 месяцу после окончания того года, за который предоставлялся отпуск; поскольку на основании ст. 115 Трудового кодекса РФ ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней, что составляет 2,33 календарных дня за каждый отработанный месяц (28 к.д.: 12 мес.), то требование истца о выплате компенсации за неиспользованный отпуск, превышающий 49 дней (2,33 дн. x 21 мес.) на момент увольнения, заявлено за пределами срока, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ.
Действительно, положения ст. 9 Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", которая ратифицирована (с заявлениями) Федеральным законом от 01.07.2010 N 139-ФЗ, устанавливают право использования ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, в связи с чем при заявлении ответчика о применении последствий пропуска срока обращения в суд для работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска, такой срок является равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.).
Доводы апелляционной жалобы истца о неправильном применении положений Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", не регулирующей, по мнению истца, правоотношения по выплате компенсации за неиспользованный отпуск, а также ссылка на ст. 127 Трудового кодекса РФ, устанавливающую обязанность выплаты работнику при его увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, основаны на неправильном толковании действующего законодательства.
Вместе с тем, судом неправильно определен срок и дата начала течения срока обращения в суд по требованию о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск.
С учетом даты приема истца на работу 20.06.1994 период, за который ему подлежал предоставлению ежегодный оплачиваемый отпуск, начинается ежегодно с 20 июня; как следует из материалов дела, Ш.М.Б. не использовано 14 дней отпуска за период работы с 20.06.2011 по 19.06.2012, 28 дней отпуска - за период работы с 20.06.2012 по 19.06.2013 и 28 дней отпуска - за период работы с 20.06.2013 по 16.06.2014, а всего 70 дней, что сторонами не оспаривалось.
Исходя из положений Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках", истец имел право использовать ежегодный оплачиваемый отпуск за период работы с 20.06.2011 по 19.06.2012 в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, т.е. не позже 19.12.2013 (19.06.2012 + 18 мес.), за период работы с 20.06.2012 по 19.06.2013 - не позже 19.12.2014 (19.03.2013 + 18 мес.).
Учитывая установленный законом трехмесячный срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, истец вправе был обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 20.06.2011 по 19.06.2012 не позднее 19.03.2014, т.е. в течение 3 месяцев со дня окончания периода 18 месяцев, в течение которого работник имел право использовать отпуск за тот год, за который он предоставляется.
При таких данных, при обращении в суд 17.06.2014 с иском о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, срок обращения в суд по требованию о взыскании компенсации за отпуск, причитающийся за период работы с 20.06.2011 по 19.06.2012, истцом пропущен, учитывая, что срок истек 19.03.2014 (19.12.2013 + 3 мес.); по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 20.06.2012 по 19.06.2013 такой срок истцом не пропущен, учитывая, что истец вправе был использовать отпуск до 19.12.2014, в то время как был уволен 16.06.2014 и обратился в суд 17.06.2014.
При таких данных, оснований для отказа в удовлетворении требований Ш.М.Б. о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 20.06.2012 по 16.06.2014 у суда не имелось; за указанный период истцом не использовано 56 дней отпуска (28 дн. + 28 дн.), ответчиком выплачена компенсация за 49 дней неиспользованного отпуска, в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация за 7 дней отпуска (56 дн. - 49 дн).
Согласно справке ответчика среднедневной заработок Ш.М.Б., рассчитанный по ст. 139 Трудового кодекса РФ для исчисления компенсации за неиспользованный отпуск, составляет *** руб., что истцом не оспаривалось. При таких данных, компенсация за 7 календарных дней неиспользованного отпуска составит *** руб. (*** руб. x 7 дн.), которая подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Преображенского районного суда города Москвы от 16 октября 2014 года отменить,
принять по делу новое решение, которым взыскать с ООО КБ "Совинком" в пользу Ш.М.Б. компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме *** рубля 89 коп.,
в остальной части иска отказать.
#14
16 мая 2015 20:51
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 января 2015 г. по делу N 33-141

Судья Романова С.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Дегтеревой О.В.
и судей Климовой С.В., Зыбелевой Т.Д.,
при секретаре О.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Климовой С.В.
дело по апелляционной жалобе В. на решение Гагаринского районного суда города Москвы от 08 октября 2014 года в редакции определения об исправлении описки от 08 декабря 2014 года, которым постановлено:
взыскать с ООО "Строй-Информ С" в пользу В. в счет компенсации за задержку выплат при увольнении в размере *** руб. *** коп., в удовлетворении остальной части иска отказать,
взыскать с ООО "Строй-Информ С" госпошлину в доход бюджета г. Москвы в размере *** руб. *** коп.,

установила:

В. 15.08.2014 обратился в суд с иском к ООО "Строй-Информ С", в котором с учетом уточнений иска (л.д. 28) просил о взыскании компенсации за 90,67 дней неиспользованного отпуска в сумме *** руб. и денежной компенсации по ст. 236 Трудового кодекса РФ за задержку выплаты в сумме *** руб., а также просил обязать ответчика выдать справку формы 2-НДФЛ за 2014 год, мотивируя обращение тем, что с 01.04.2004 работал у ответчика, 06.06.2014 уволен по собственному желанию, однако в день увольнения ему не выплачена компенсация за все неиспользованные отпуска, что истец полагает незаконным, нарушающим его трудовые права.
В судебном заседании истец исковые требования поддержал.
Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения иска возражал, заявил о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ.
08.10.2014 судом постановлено приведенное выше решение в редакции определения об исправлении описки от 08.12.2014, об отмене которого просит истец В. по доводам своей апелляционной жалобы в части отказа во взыскании компенсаций за неиспользованный отпуск и несвоевременный расчет при увольнении.
В заседании судебной коллегии истец В. доводы апелляционной жалобы поддержал, представитель ответчика ООО "Строй-Информ С" по доверенности Г. против удовлетворения жалобы возражал.
Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав стороны, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в части отказа во взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, а также в части взыскания денежной компенсации за задержку выплаты и госпошлины по следующим основаниям.
Как установлено судом и следует из материалов дела, В., *** года рождения, с 01.04.2004 принят на работу в ООО "Строй-Информ С" на должность *** с должностным окладом *** руб., о чем между сторонами заключен трудовой договор; 03.09.2007 истец переведен на должность ***, ему установлен должностной оклад *** руб., о чем сторонами заключено дополнительное соглашение к трудовому договору (л.д. 64).
По условиям п. 4.3. трудового договора работодатель вправе за успешное выполнение работником должностных обязанностей произвести ему начисление и выплату премиальных (по общим итогам работы за прошедший месяц, по результатам работы за квартал, за год); в п. 6.1. договора предусмотрено предоставление работнику ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 28 календарных дней.
Приказом N *** от *** В. уволен 06.06.2014 по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса РФ (по инициативе работника).
Разрешая требования истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, суд установил, что ответчик начислил истцу в счет 40,66 дней неиспользованного отпуска за 2011 - 2014 годы компенсацию в сумме *** руб., которую перечислил платежным поручением 07.08.2014 в размере *** руб. (с учетом удержания 13% НДФЛ).
Установив нарушение ст. ст. 84.1, 140 Трудового кодекса РФ, предусматривающей обязанность выплаты расчета при увольнении в последний день работы, т.е. 06.06.2014, суд применил положения ст. 236 Трудового кодекса РФ о материальной ответственности работодателя за нарушение сроков выплаты причитающихся работнику денежных средств, взыскав с работодателя денежную компенсацию в размере *** руб., рассчитанную на сумму *** руб. исходя из ставки рефинансирования ЦБ РФ 8,25% за 107 календарных дней.
Разрешая заявление ответчика о пропуске истцом срока обращения в суд со дня когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, суд правильно применил положения ст. 9 Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", которая ратифицирована (с заявлениями) Федеральным законом от 01.07.2010 N 139-ФЗ, устанавливающие право использования ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, и обоснованно исходил из того, что срок обращения в суд для работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска является равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.).
Доводы апелляционной жалобы истца о неправильном применении положений Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", не регулирующей, по мнению истца, правоотношения по выплате компенсации за неиспользованный отпуск, а также ссылка на ст. 127 Трудового кодекса РФ, устанавливающую обязанность выплаты работнику при его увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, основаны на неправильном толковании действующего законодательства.
При этом судебная коллегия учитывает, что ответчик не оспаривал право истца на получение компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 2011 года по 2014 год, рассчитав и выплатив такую компенсацию в неоспариваемой сумме.
Вместе с тем, суд не проверил правильность исчисления указанной компенсации, учитывая, что по расчету истца среднедневной заработок, из которого рассчитывается компенсация, определен в сумме *** руб. (л.д. 30), а по расчету ответчика такой заработок определен в размере *** руб.
Так, из возражений ответчика следует, что среднедневной заработок для расчета компенсации определен исходя из заработной платы, полученной за период с июня 2013 года по май 2014 года, в сумме *** руб., исчисленной из должностного оклада истца *** руб. (*** руб. x 12 мес. : 351,50 к.д.).
Оспаривая размер получаемой ежемесячной заработной платы, истец ссылался на выданные ответчиком справки формы 2-НДФЛ, согласно которым доход истца за 2013 год составил *** руб., за 3 месяца 2014 года - *** руб. (л.д. 99 - 100), который подтвержден сведениями ИФНС России N 24 (л.д. 97).
Поскольку ответчиком не представлены расчетные ведомости о начислении истцу заработной платы, платежные ведомости по ее выплате, локальные акты работодателя, регулирующие оплату труда, не опровергнуты сведения, указанные в справках формы 2-НДФЛ, заверенных печатью ответчика, и содержащиеся в ответе налогового органа об отчислениях соответствующего налога на доход истца, учитывая условия п. 4.3. трудового договора о праве работодателя произвести выплату премиальных, исходя из положений ст. 139 Трудового кодекса РФ, пп. "н" п. 5 Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", предусматривающего, что для расчета среднего заработка учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя, независимо от источников этих выплат, к которым относятся, в том числе премии и вознаграждения, судебная коллегия приходит к выводу о том, что у суда не имелось оснований согласиться с размером среднедневного заработка, а следовательно, и суммой причитающейся истцу компенсации за неиспользованный отпуск.
В силу ст. 139 Трудового кодекса РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно). Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней). Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
В соответствии с п. 10 Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,3). В случае если один или несколько месяцев расчетного периода отработаны не полностью или из него исключалось время в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний дневной заработок исчисляется путем деления суммы фактически начисленной заработной платы за расчетный период на сумму среднемесячного числа календарных дней (29,3), умноженного на количество полных календарных месяцев, и количества календарных дней в неполных календарных месяцах. Количество календарных дней в неполном календарном месяце рассчитывается путем деления среднемесячного числа календарных дней (29,3) на количество календарных дней этого месяца и умножения на количество календарных дней, приходящихся на время, отработанное в данном месяце.
Поскольку расчетным периодом в данном случае является период с 01.06.2013 по 31.05.2014, за который истцом получен заработок в сумме *** руб., и в котором не полностью отработаны октябрь 2013 года и май 2014 года, а остальные месяцы отработаны полностью, то средний дневной заработок для расчета компенсации за неиспользованный отпуск составит *** руб. (*** руб. : (29,3 x 10 мес. + (29,3 : 31 к.д. x 17 к.д.) + (29,3 : 31 к.д. x 18 к.д.)), где (29,3 : 31 к.д. x 17 к.д.), (29,3 : 31 к.д. x 18 к.д.) - количество календарных дней (к.д.) в неполных календарных месяцах за октябрь 2013 года и май 2014 года.
Также из возражений ответчика на иск и материалов дела следует, что за не оспариваемый ответчиком период 2011 - 2014 годов истцу причиталось 88,66 дней отпуска (по 28 календарных дней за каждый полностью отработанный год и 4,66 за период с 01.04.2014 по 06.06.2014), что соответствует положениям п. 6.1. трудового договора и ст. 115 Трудового кодекса РФ.
Согласно представленным заявлениям истца и приказам работодателя, с которыми истец ознакомлен, за 2011 - 2014 годы истцу было предоставлено 62 календарных дня отпуска: с 20.06.2011 по 24.06.2011 (5 дней), с 01.08.2011 по 07.08.2011 (7 дней), с 06.08.2012 по 19.08.2012 (14 дней), с 17.12.2012 по 24.12.2012 (8 дней), с 01.01.2013 по 14.10.2013 (14 дней), с 19.05.2014 по 01.06.2014 (14 дней) (л.д. 47 - 56, 105 - 106), в связи с чем за не оспариваемый ответчиком период истцом не использовано 26,66 к.д. отпуска (88,66 к.д. - 62 к.д.).
При таких данных, компенсация за 26,66 календарных дней неиспользованного отпуска составит *** руб. (*** руб. x 26,66 к.д.), из которой ответчиком 07.08.2014 выплачено *** руб., в связи с чем недополученная истцом компенсация, подлежащая взысканию с ответчика составит *** руб.
В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.
Указанием Банка России от 13.09.2012 N 2873-У с 14.09.2012 установлена ставка рефинансирования 8,25%, действующая в настоящее время.
При таких данных, в пользу В. с ответчика подлежат взысканию проценты за весь период задержки выплаты причитающейся при увольнении компенсации за неиспользованный отпуск: на сумму *** руб. - за период с 07.06.2014 по 07.08.2014, что составит 62 календарных дня, в размере *** руб. (*** руб. x 8,25% : 300 x 62 к.д.), на сумму *** руб. - за период с 08.08.2014 по 20.01.2015, что составит 166 календарных дней, в размере *** руб. (*** руб. x 8,25% : 300 x 166 к.д.), а всего *** руб.
Размер государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчика в доход бюджета г. Москвы в соответствии с положениями ст. 333.19 Налогового кодекса РФ и ст. 103 ГПК РФ, учитывая, что истец освобожден от ее уплаты, составит *** руб. (*** руб. + *** руб.) - *** руб.) x 3% + *** руб.).
Иных доводов к отмене решения суда апелляционная жалоба истца не содержит, ответчиком апелляционная жалоба на решение суда не подана, в связи с чем судебная коллегия в силу положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в поданной истцом апелляционной жалобе.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Гагаринского районного суда города Москвы от 08 октября 2014 года в редакции определения об исправлении описки от 08 декабря 2014 года отменить в части отказа во взыскании с ООО "Строй-Информ С" компенсации за неиспользованный отпуск и в части взыскания денежной компенсации за задержку выплат и госпошлины,
принять по делу в этой части новое решение, которым взыскать с ООО "Строй-Информ С" в пользу В. компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме *** рублей *** коп., денежную компенсацию за задержку выплат в сумме *** рублей *** коп.,
взыскать с ООО "Строй-Информ С" государственную пошлину в бюджет города Москвы в размере *** рубля *** коп.,
в остальной части решение Гагаринского районного суда города Москвы от 08 октября 2014 года в редакции определения об исправлении описки от 08 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу В. - без удовлетворения.
#15
16 мая 2015 21:14
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 октября 2014 г. по делу N 33-14037/2014

Судья Шустова Т.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе
председательствующего Васильевой А.С.
судей Петровской О.В.
Лузянина В.Н.
при секретаре Жернаковой О.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Межотраслевого независимого профессионального союза "Солидарность" работников Свердловской области (далее по тексту - Профсоюз) в интересах С.А.А. к Открытому акционерному обществу "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского о возложении обязанности предоставить дополнительный отпуск, взыскании компенсации морального вреда
по апелляционной жалобе представителя ответчика ОАО "НПК "Уралвагонзавод" Б.С.Н. на решение Дзержинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области от 06.08.2014.
Заслушав доклад судьи Лузянина В.Н., объяснения представителя ответчика В.Н.В. (доверенность от <...> сроком действия по <...>) судебная коллегия

установила:

Профсоюз действуя в защиту прав и законных интересов С.А.А. обратился в суд с указанным иском. В обоснование иска указал, что С.А.А. состоит в трудовых отношениях с ответчиком в должности <...>.
Согласно сведениям карты аттестации рабочего места, условия труда являются вредными. На основании Постановления Правительства Российской Федерации от 20.11.2008 N 870 истец имеет право на дополнительный отпуск - не менее 7 дней. Ответчиком в течение всего периода трудовых отношений нарушалось право истца на отдых, что выражалось в привлечении истца к сверхурочной работе, а именно: сверх 36 часов в неделю, без соответствующей оплаты, непредоставлении дополнительных дней к ежегодному оплачиваемому отпуску, превышении продолжительности сверхурочной работы без согласия работника.
В связи с чем, просил предоставить дополнительный отпуск продолжительностью 7 дней за ранее отработанное время во вредных условиях труда, взыскать компенсации морального вреда в сумме <...> руб.
Решением Дзержинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области исковые требования Профсоюза удовлетворены частично. Судом постановлено: обязать ответчика предоставить С.А.А. дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 7 календарных дней при предоставлении после вступления решения суда в законную силу очередного ежегодного основного оплачиваемого отпуска; взыскать с ответчика в пользу С.А.А. компенсацию морального вреда в сумме <...> руб. В остальной части иска отказать.
Не согласившись с решением, полагая его незаконным и необоснованным представитель ответчика обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
В обоснование жалобы указано, что судом при постановке решения необоснованно в нарушение п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" отклонено ходатайство представителя ответчика о применении срока исковой давности, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации. Требования истца о компенсации морального вреда основывались на предполагаемых нарушениях трудовых прав работника, любое из которых по смыслу ст. 381 Трудового кодекса Российской Федерации является индивидуальным трудовым спором и разрешается при обращении работника в суд в течение трех месяцев. В связи с чем, требования истца о компенсации морального вреда не подлежали удовлетворению по причине пропуска срока установленного для обращения с иском в суд. Суд разрешил спор по не конкретизированным исковым требованиям, в частности истцом не указан период за который должен быть предоставлен дополнительный отпуск. В связи с чем, выводы суда о неправомерности не предоставления истцу дополнительных дней отпуска за работу во вредных условиях труда являются не доказанными.
В заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика поддержала доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просила решение суда отменить в удовлетворении исковых требований отказать.
В судебное заседание апелляционной инстанции представитель Профсоюза, истец С.А.А. не явились, о слушании дела извещены (исх. от <...> N), в том числе посредством размещения информации о времени и месте рассмотрения дела на сайте Свердловского областного суда.
С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с тем, что Профсоюз и истец извещены надлежащим образом и за срок, достаточный для обеспечения явки и подготовки к судебному заседанию, не сообщили суду о причинах неявки, не ходатайствовали об отложении судебного заседания, не представили доказательств об уважительности причины неявки, для проверки доводов апелляционной жалобы личного участия истца, представителя Профсоюза не требуется, поскольку требуется только оценка правильности применения норм права, участие в судебном заседании является правом, а не обязанностью лиц, участвующих в деле, каждому гарантируется право на рассмотрение дела в разумные сроки, отсутствие указанных лиц не препятствует рассмотрению дела, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения не имеется.
Из материалов дела и содержания решения видно, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, выводы суда им соответствуют. Представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве охраняются труд и здоровье людей (ст. 7); каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37); каждый имеет право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (ч. 5 ст. 37); каждый имеет право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41).
Как установлено судом, подтверждается материалами дела, на основании трудового договора от 23.10.2003 С.А.А. с 27.10.2003 состоял в трудовых отношениях с ОАО "НПК "Уралвагонзавод" в должности <...> в железнодорожном цехе N с вредными условиями труда, за исключением периодов работы по должности <...>.
Судом также установлено и ответчиком не оспаривается, что условия труда составителя поездов относятся в соответствии со строкой 030 карты аттестации N рабочего места <...> цеха N (железнодорожного) к классу 3.2 (вредные условия труда).
Соглашением от 18.04.2013 N-и об изменении условий трудового договора, условия трудового договора с С.А.А. дополнены включением в п. 2.5. ч. 3 условий о предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска до 7 календарных дней.
Удовлетворяя исковые требования Профсоюза, действующего в интересах С.А.А. о признании за истцом права на дополнительный оплачиваемый отпуск с начала трудоустройства у ответчика из расчета 7 календарных дней за каждый отработанный год, суд первой инстанции верно указал, что основанное на нормах ст. ст. 92, 117, 120 Трудового кодекса Российской Федерации и нормах Постановления Правительства Российской Федерации от 20.11.2008 N 870 "Об установлении сокращенной продолжительности рабочего времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда", право истца, работающего в должности <...>, во вредных условиях труда, на ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, само по себе как таковое (как право) признается в течение всего периода исполнения им трудовых обязанностей.
Доводы апелляционной жалобы о том, что судом разрешен спор по не конкретизированным требованиям, заявлены безосновательно. Как следует из текста искового заявления, истец указывал о нарушенном праве на отдых в течение всего периода трудовых отношений. При этом в определении о подготовке дела к судебному разбирательству от 08.05.2014, суд распределил бремя доказывания в части отсутствия правовых оснований для установления С.А.А. дополнительного отпуска на ответчика. Судом установлено, что с даты заключения дополнительного соглашения к трудовому договору работодателем добровольно предоставляется истцу дополнительный оплачиваемый отпуск из расчета 7 календарных дней, который по желанию истца будет предоставлен во второй половине отпуска в 2014 году. Вместе с тем, согласно исследованных копий табельных карточек учета рабочего времени С.А.А. за 2010, 2011, 2012, 2013 и 2014 годы, суд пришел к выводу о том, что в указанные периоды дополнительный оплачиваемый отпуск в связи с работой во вредных условиях истцу не предоставлялся. Обратного в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представителем ответчика не предоставлено. При таких обстоятельствах, с учетом признанного ответчиком права истца на дополнительный оплачиваемый отпуск в сентябре 2014 года, применительно к требованиям ч. 2 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обоснованно возложил на ответчика обязанность по предоставлению дополнительного отпуска в количестве 7 дней за период работы истца с 06.12.2008 по 18.04.2013 во вредных условиях труда, то есть в пределах исковых требований.
Оставляя без удовлетворения довод представителя ответчика о пропуске истцом срока на обращение за разрешением индивидуального трудового спора в части требований о компенсации морального вреда, суд обоснованно руководствовался нормой ст. ст. 237, 392 Трудового кодекса Российской Федерации.
В силу ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абз. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (далее по тексту - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2) суд в силу ст. 21 и ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации вправе удовлетворить требования работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе, и, при нарушении его имущественных прав.
Согласно абз. 2 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (далее по тексту - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10) на который указывает заявитель жалобы, в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда. При этом нарушений поименованного пункта Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 судом первой инстанции не допущено.
В этой связи, вопреки основанным на избирательном толковании норм материального права и руководящих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации доводам автора апелляционной жалобы, абз. 2 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 подлежит применению с соблюдением конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации). Данная правовая позиция изложена в абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2, согласно которого: - "Исходя из содержания абз. 1 ч. 6 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также ч. 1 ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком".
Вместе с тем, согласно приобщенного к материалам дела ходатайства ответчика о применении сроков исковой давности от 24.07.2014 исх. N (л. д. 56), последнее не содержит заявления о применении, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока по требованиям о возложении обязанности предоставить дополнительные дни отпуска за работу во вредных условиях труда. Как было установлено выше, требования истца в указанной части удовлетворены, на ответчика возложена обязанность по предоставлению дополнительного оплачиваемого отпуска в количестве 7 дней. Поскольку по основному требованию (предоставление дополнительного отпуска) стороной ответчика не заявлено ходатайство о применении срока на разрешение индивидуального трудового спора, суд, констатировав факт нарушения трудовых прав истца на отдых в период с 06.12.2008 по 18.04.2013, который в силу в абз. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 является производным для решения вопроса компенсации морального вреда на законных основаниях взыскал с ответчика денежную компенсацию в пользу истца.
Кроме того, судебная коллегия полагает, что даже при наличии в ходатайстве ответчика заявления о применении срока давности по требованиям о дополнительном отпуске, за истцом сохранялось право требования дополнительных 7 дней за работу во вредных условиях труда за отработанный 2012 год.
Федеральным законом от 01.07.2010 N 139-ФЗ была ратифицирована Конвенция об оплачиваемых отпусках (Конвенция N 132), принятая на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24.06.1970. Российская Федерация как участник Международной организации труда заявила о соблюдении установленных Конвенцией обязательств. В частности Конвенцией предусмотрено, что использовать отпуск нужно в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск (п. 1 ст. 9 Конвенции). Непрерывная двухнедельная часть отпуска должна быть использована в течение одного года, а остаток отпуска - в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.
Согласно ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
Таким образом, с учетом положений ст. 120, ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срок обращения работника по требованиям о предоставлении неиспользованного дополнительного отпуска, если его часть не была отложена в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.).
В остальной части решение Дзержинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области не обжалуется и не проверяется судебной коллегией.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.
Руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Дзержинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области от 06.08.2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий
А.С.ВАСИЛЬЕВА

Судьи
О.В.ПЕТРОВСКАЯ
В.Н.ЛУЗЯНИН
#16
16 мая 2015 21:23
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 июля 2014 г. N 4г/5-5974/2014

Судья Московского городского суда Магжанова Э.А., изучив кассационную жалобу представителя С.В., С.Н. по доверенности - А.В., поступившую в кассационную инстанцию Московского городского суда г., на решение Никулинского районного суда г. Москвы от г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от г. по гражданскому делу по иску С.В., С.Н. к ООО "Гарант-Парк-Интернет" о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска,

установил:

С.В. и С.Н. обратились в суд с иском к ООО "Гарант-Парк-Интернет" о взыскании компенсации при увольнении за неиспользованные отпуска за период с по год, указав, что количество неиспользованных дней отпуска С.В. составляет календарный дней, С.Н. - календарных дня. С.Н. просил взыскать с ответчика компенсацию за неиспользованные отпуска в размере руб., проценты по ст. 236 ТК РФ за несвоевременную выплату компенсации в размере руб., С.В. просил взыскать компенсацию в размере руб. коп., проценты по ст. 236 ТК РФ - руб. коп.
Решением Никулинского районного суда г. Москвы от г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от г. решение Никулинского районного суда г. Москвы от г. оставлено без изменения.
В кассационной жалобе представитель заявителей ставит вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение.
Для проверки в кассационном порядке по запросу судьи Московского городского суда от г. гражданское дело N 2 истребовано из Никулинского районного суда г. Москвы. В экспедицию Московского городского суда гражданское дело поступило г.
В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:
1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;
2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).
Таких нарушений при рассмотрении дела допущено не было.
Судом установлено, что истцы с января года состояли с ответчиком в трудовых отношениях, были уволены в октябре года по собственному желанию. Обращаясь в суд, они ссылались на то, что в период работы у ответчика с января года по январь года они вообще не использовали ни одного для отпуска, в связи с чем у С.В. ко дню увольнения имелось неиспользованных дней отпуска, а у истца С.В. - календарных дня отпуска.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств, убедительно свидетельствующих о наличии у истцов неиспользованных ими дней очередных отпусков в период их работы с по годы, а также о наличии у ответчика задолженности перед ними по денежной компенсации за неиспользованные дни отпуска. Первичные документы, в которых отражается информация об отпусках работников, сторонами по делу не представлены.
Судебная коллегия, проверяя решение суда в апелляционном порядке, с указанным выводом согласилась, указав, что он согласуется с положениями Конвенции Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках" (Конвенция N 132), принятой на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24.06.1970 г., которая Федеральным законом от 01.07.2010 N 139-ФЗ была ратифицирована Российской Федерацией и вступила в силу для Российской Федерации с 06.09.2011 г. Кроме того, судебной коллегией указано, что спорные периоды работы за которые истцы просили взыскать компенсацию находятся за пределами срока исковой давности, в связи с чем право на требование компенсации за период работы с 2000 года по 2005 год ими утрачено.
Суждение апелляционной инстанции о применении срока исковой давности не влияет на правильность принятого судом первой инстанции решения, поскольку суд, рассматривая дело по существу, пришел к правильному выводу об отказе в иске ввиду отсутствия у истцов права на компенсацию за неиспользованные отпуска за заявленные периоды, верно установив фактические обстоятельства дела, правом переоценки которых суд кассационной инстанции не наделен.
Доводы кассационной жалобы в свое совокупности направлены на оспаривание обоснованности выводов судов первой и апелляционной инстанций об установленных им обстоятельствах, иную оценку норм права и не могут служить основаниями для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку применительно к положениям ст. ст. 378, 386, 387 ГПК РФ судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.
Существенных нарушений норм материального и процессуального права по доводам кассационной жалобы не усматривается.
Доводы кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.
Оснований для передачи жалобы для рассмотрения по существу в суд кассационной инстанции - Президиум Московского городского суда, не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 381, 383 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы представителя С.В., С.Н. по доверенности - А.В. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от г. по гражданскому делу по иску С.В., С.Н. к ООО "Гарант-Парк-Интернет" о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска - для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

Судья
Московского городского суда
Э.А.МАГЖАНОВА
#17
16 мая 2015 21:26
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 июня 2014 г. по делу N 33-17906/14

Судья Шипикова А.Г.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Владимировой Н.Ю.,
судей Зыбелевой Т.Д., Нестеровой Е.Б.,
при секретаре Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Нестеровой Е.Б. дело по апелляционной жалобе Г. на решение Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 18.03.2014 г., по которому постановлено:
В удовлетворении иска Г. к ФГБУ "П." Управления делами Президента РФ о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплат - отказать,

установила:

Г. обратилась в суд с уточненным в ходе рассмотрения дела иском к ФГБУ "П." Управления делами Президента РФ о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск в размере *** руб., компенсации за задержку выплат в размере *** руб. В обоснование иска указала, что с *** г. работала у ответчика в должности *** (с *** г. по *** г.) и *** отделения (с *** г. по *** г.).
При увольнении по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (собственное желание) окончательный расчет по компенсации за неиспользованный отпуск не произведен. За весь период работы ответчик не предоставлял ей дополнительные ежегодные оплачиваемые отпуска продолжительностью 12 дней, полагающиеся ей как врачу, работающему во вредных условиях. Однако при ее увольнении компенсация за данные отпуска была выплачена ответчиком лишь за последние три года в размере *** руб.
С учетом данной выплаты задолженность работодателя по компенсации за дополнительный отпуск составляет *** руб., по компенсации по ст. 236 ТК РФ - *** руб.
В судебном заседании истица поддержала заявленные требования, представители ответчика ФГБУ "П." Управления делами Президента РФ М. и Ч. в судебном заседании иск не признали.
Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит по доводам апелляционной жалобы Г., ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения Г., поддержавшей доводы своей жалобы, представителя ФГУП "П." Управления делами Президента РФ Ч., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
При разрешении спора суд правильно руководствовался ст. 117 ТК РФ, согласно которой, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 2, 3 или 4 степени либо опасным условиям труда.
Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, указанным в части первой настоящей статьи, составляет 7 календарных дней.
Продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска конкретного работника устанавливается трудовым договором на основании отраслевого (межотраслевого) соглашения и коллективного договора с учетом результатов специальной оценки условий труда.
На основании отраслевого (межотраслевого) соглашения и коллективных договоров, а также письменного согласия работника, оформленного путем заключения отдельного соглашения к трудовому договору, часть ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, которая превышает минимальную продолжительность данного отпуска, установленную частью второй настоящей статьи, может быть заменена отдельно устанавливаемой денежной компенсацией в порядке, в размерах и на условиях, которые установлены отраслевым (межотраслевым) соглашением и коллективными договорами.
Статья 350 ТК РФ, устанавливая некоторые особенности регулирования труда медицинских работников, установила, что для медицинских работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 39 часов в неделю. В зависимости от должности и (или) специальности продолжительность рабочего времени медицинских работников определяется Правительством Российской Федерации.
Отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Продолжительность дополнительного отпуска устанавливается Правительством Российской Федерации.
Вопрос о предоставлении дополнительных оплачиваемых отпусков медицинским работникам урегулирован специальным нормативным правовым актом - Постановлением Правительства РФ от 06.06.2013 г. N 482 "О продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, предоставляемого отдельным категориям работников. К категории медицинских работников, перечисленных в названном Постановлении Правительства РФ, которым предоставляется право на дополнительный оплачиваемый отпуск, отнесены медицинские работники, участвующие в оказании психиатрической помощи, непосредственно участвующие в оказании противотуберкулезной помощи, осуществляющие диагностику и лечение ВИЧ-инфицированных, а также лица, работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита человека, по перечню согласно приложению.
Таким образом, истица, работавшая в должности *** (с *** г. по *** г.) и *** отделения (с *** г. по *** г.), к категории медицинских работников, имеющих право на дополнительный оплачиваемый отпуск согласно данному Постановлению Правительства РФ, не отнесена.
При этом, разрешая спор, суд учел Определение Конституционного Суда РФ от 07.02.2013 г. N 135-О "По жалобе гражданина Силантьева Петра Иосифовича на нарушение его конституционных прав статьей 117 Трудового кодекса Российской Федерации". Согласно правовой позиции, высказанной Конституционным Судом РФ в данном Определении, основанием для предоставления компенсаций за работу во вредных и (или) опасных условиях труда является результат оценки условий труда работника, осуществленной в ходе аттестации рабочих мест по условиям труда, которая проводится в соответствии с Порядком проведения аттестации рабочих мест по условиям труда (утвержден Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 апреля 2011 года N 342н), в качестве вредных и (или) опасных.
Такое правовое регулирование, предполагающее установление компенсаций на основании оценки объективно существующих условий труда на каждом рабочем месте, а не в зависимости от сугубо формального критерия - включения или невключения наименования соответствующей работы, профессии или должности в перечень производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск в связи с вредными и (или) опасными условиями труда, - также выступает гарантией обеспечения конституционных прав работников на безопасные условия труда, отдых и охрану здоровья и согласуется с целями трудового законодательства (статья 1 Трудового кодекса Российской Федерации).
Как следует из объяснений сторон, в 2009 году в учреждении была проведена аттестация рабочих мест, по результатам которой условия работы истица были признаны вредными. Признав данное обстоятельство, ответчик при увольнении истицы произвел ей выплату компенсации за неиспользованные дни дополнительного отпуска в связи с работой во вредных условиях труда. Вместе с тем, как правильно указал суд, оснований для взыскания данной компенсации за весь период работы истицы не имеется, поскольку данных о том, что на протяжении всего периода работы истицы ее работа производилась во вредных условиях, в деле не имеется.
Кроме того, данный вывод суда соотносится с положениями Конвенции Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках" (Конвенция N 132), принятая на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24 июня 1970 года, которая Федеральным законом от 01.07.2010 N 139-ФЗ была ратифицирована Российской Федерацией и вступила в силу для Российской Федерации с 06 сентября 2011 года.
В силу части 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам указанных сроков они могут быть восстановлены судом. Как следует из материалов дела, ответчиком в ходе рассмотрения дела было заявлено о пропуске истицей срока для обращения в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска за более ранние периоды ее работы и о необходимости отказа в иске и по данному основанию.
Согласно статье 11 Конвенции N 132 работнику, проработавшему минимальный период, соответствующий тому, который может требоваться в силу пункта 1 статьи 5 этой Конвенции, после прекращения работы предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный периоду его работы, за который ему не был предоставлен отпуск, или вместо этого ему выплачивается компенсация или предоставляется эквивалентное право на будущий отпуск.
В силу норм пункта 1 статьи 9 Конвенции N 132 непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, состоящая из двух непрерывных рабочих недель, предоставляется и используется не позже чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже чем в течение 18 месяцев считая с конца того года, за который предоставляется отпуск. Из этого следует, что работник должен отдыхать как минимум две недели подряд, а остальные отпускные дни использовать в течение 18 месяцев после окончания года, за который они начислены. Таким образом, исковой срок работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 21 мес. после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.).
Спорные периоды работы, за которые истица просила взыскать компенсацию, находятся за пределами указанного срока и превышают срок более трех лет, предшествующих увольнению.
Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия приходит к выводу о правомерности отказа Г. в удовлетворении требований о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, поскольку право на требование компенсации за период работы до 2009 года ею утрачено.
Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального закона.
Доводы апелляционной жалобы сводятся к иному толкованию закона, с правильностью которого судебная коллегия согласиться не может. В силу этого решение суда по доводам апелляционной жалобы отмене либо изменению не подлежит.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 18.03.2014 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу Г. - без удовлетворения.
#18
16 мая 2015 21:42
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Там еще не меньше десятка таких :'( Все выкладывать? И на каждом заседании Московского городского суда присутствует кто-то из судей, который был на одном из предыдущих, где вынесено решение не в пользу работника. Они настойчиво привязывают срок давности к праву на компенсацию при увольнении. dont_know Боюсь, что и наши дела пойдут в эту мясорубку. Хотелось бы еще на уровне районного суда убедить в неправомерности применения срока давности......help
#19
16 мая 2015 21:54
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Вот еще одно очень интересное дело, в котором ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН пошёл в своих фантазиях еще дальше: "В то же время с согласия работника неиспользованная часть отпуска сверх установленной минимальной продолжительности может быть отложена на период, превышающий 18 месяцев (п. 2 ст. 9 Конвенции).......Таким образом, срок обращения работника по требованиям о предоставлении неиспользованного дополнительного отпуска, если его часть не была отложена в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.)" wall

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 декабря 2013 г. по делу N 33-16353/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан в составе:
председательствующего Алексеенко О.В.,
судей Гадиева И.С.,
Пономаревой Л.Х.,
при секретаре Р.
рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Уфа Республики Башкортостан гражданское дело по апелляционной жалобе Д. на решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 03 октября 2013 года, которым постановлено:
в удовлетворении исковых требований Д. к муниципальному унитарному предприятию "Стерлитамакское троллейбусное управление" о взыскании денежной компенсации за дни недополученных ежегодных дополнительных отпусков, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов - отказать.
Заслушав доклад судьи Алексеенко О.В., судебная коллегия

установила:

Д. обратился в суд с иском к муниципальному унитарному предприятию "Стерлитамакское троллейбусное управление" о взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска за период работы с дата по дата в размере ... рублей ... копеек, компенсации морального вреда в размере ... рублей, мотивируя свои требования тем, что в период с дата по дата он работал у ответчика в качестве .... В дата он узнал о праве получать дополнительные ежегодные отпуска в соответствии с Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25 января 1974 года N 298П-22. При увольнении денежная компенсация за неиспользованные дополнительные отпуска ему не выплачена.
Судом постановлено приведенное решение, об отмене которого просит Д. по мотиву незаконности и необоснованности принятого решения.
В апелляционной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда, поскольку судом не приняты во внимание его доводы о том, что на основании статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации право требования компенсации за неиспользованные отпуска у него возникло после увольнения.
Д., извещенный о времени и месте судебного заседания, на заседание судебной коллегии не явился, в соответствии с положениями части 1 статьи 327, статьи 167 Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.
Изучив материалы дела, выслушав представителя муниципального унитарного предприятия "Стерлитамакское троллейбусное управление" С., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Установлено, что в период с дата по дата Д. работал ... в муниципальном унитарном предприятии "...".
С дата муниципальное унитарное предприятие "..." предоставляет водителям троллейбуса ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск в размере 12 календарных дней.
дата Д. обратился в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованные дополнительные отпуска за период работы с дата по дата, компенсации морального вреда.
Разрешая спор, суд первой инстанции верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую юридическую оценку в соответствии с нормами материального права.
Так, Федеральным законом от 01 июля 2010 года N 139-ФЗ была ратифицирована Конвенция об оплачиваемых отпусках (Конвенция N 132), принятая на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24 июня 1970 года. Конвенцией предусмотрено, что использовать отпуск нужно в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск (п. 1 ст. 9 Конвенции). Непрерывная двухнедельная часть отпуска должна быть использована в течение одного года, а остаток отпуска - в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск. В то же время с согласия работника неиспользованная часть отпуска сверх установленной минимальной продолжительности может быть отложена на период, превышающий 18 месяцев (п. 2 ст. 9 Конвенции).
Согласно части 1 статьи 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
Таким образом, срок обращения работника по требованиям о предоставлении неиспользованного дополнительного отпуска, если его часть не была отложена в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 3 мес.).
При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом (часть 3 статьи 392 Трудового Кодекса РФ).
В суде первой инстанции ответчиком заявлено ходатайство о применении срока исковой давности к заявленным требованиям.
Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за неиспользованные дополнительные отпуска, компенсации морального вреда, суд правомерно исходил из того, что Д. без уважительных причин пропущен установленный вышеприведенными нормоположениями срок для обращения в суд за защитой нарушенных прав, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.
Судебная коллегия находит вывод суда о пропуске срока для обращения в суд, в отсутствие доказательств уважительности причин пропуска срока, правильными, основанными на материалах дела и требованиях действующего законодательства, поскольку с дата Д. мог предполагать о нарушении своего права, однако исковое заявление с соответствующими требованиями в суд поступило лишь дата. О восстановлении пропущенного срока ходатайств не заявлялось.
Доказательств наличия субъективных причин, препятствующих истцу в установленный законом срок обратиться в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, в порядке статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, Д. не представлено и в суд апелляционной инстанции.
Указанные апеллянтом обстоятельства, в том числе об обращении в суд за защитой трудовых прав в установленный законом срок, направлены на иную оценку норм материального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 Гражданского процессуального кодекса РФ и нашедших отражение в мотивировочной части решения, в апелляционной жалобе не содержится новых обстоятельств, а также не представлены новые доказательства, опровергающие выводы судебного постановления, а потому не могут служить основанием для его отмены.
Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.
Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 03 октября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Д. - без удовлетворения.

Председательствующий
О.В.АЛЕКСЕЕНКО

Судьи
И.С.ГАДИЕВ
Л.Х.ПОНОМАРЕВА
#20
16 мая 2015 22:01
7Ирина7

IP/Host: 2.92.187.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Пожалуй, я сейчас соберу все неправомерные решения и отправлю в Министерство труда, чтобы там наконец осознали, что без комментариев к ст.127 ТК РФ, работники обречены.
#21
17 мая 2015 04:18
Лиса-Алиса, 8

IP/Host: 80.83.238.---
Дата регистрации: 26.06.2014
Сообщений: 3,025
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Спасибо, Ирина за практику. Почитала, поплакала.
#22
17 мая 2015 20:21
7Ирина7

IP/Host: 93.80.8.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Лиса-Алиса, 8
Запрета в определени и я не увидела.

Из текста следует, что апелляционным судом по делу Ямушевой были применены нормы, которые не допускают выплату компенсации за неиспользованные отпуска уволенному работнику, если работник не использовал ежегодный оплачиваемый отпуск более двух лет подряд, и позволяют суду считать такие действия работника злоупотреблением правом.
#23
18 мая 2015 18:08
7Ирина7

IP/Host: 93.80.8.---
Дата регистрации: 15.05.2015
Сообщений: 16
Re: Правомерность применения срока давности к части 1 ст. 127 ТК РФ
Сообщение от
Лиса-Алиса, 8
Спасибо, Ирина за практику. Почитала, поплакала.
Лиса-Алиса, а как же доводы, о которых Вы писали? Готовим с коллегой отзыв по ее делу на возражение ответчика, в котором он указывает на пропуск срока для предъявления требований на выплату компенсации. Очень нужны неоспоримые доводы help
#24
Извините, только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на этом форуме.

Кликните для того, чтобы войти

Наверх