28 августа 2012 09:41
Ikofa

IP/Host: 93.178.89.---
Видеокамера в садике
Заведующая распорядилась поставить камеру в детсадовской группе. По отношению заведующего дошкольного учреждения к своим работикам (воспитателям), как мне кажется, это нарушение:
1) ч. 1 ст. 23 Конституции РФ - каждый из нас имеет право на неприкосновенность частной жизни. Информацию о ней нельзя собирать, хранить, использовать и распространять без согласия человека (ч. 1 ст. 24 конституции). Хотя могут заявить , что работо - это не чстная жизнь.
2) ст. 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на полную информацию об условиях и охране труда на рабочем месте. Вряд ли с работниками заключили допники об изменениях условий труда.

Вопрос: какие еще аргументы и варианты поведения можно привести в защиту интересов воспитателей (речь об увольнении не ведется).

P.S. в нете прочитала, что сейчас чуть ли не на местном уровне законодательно хотят закрепить обязательную установку видеокамер в дошкольных учреждениях.
#1
28 августа 2012 10:21
РОМАН (ROMAN)

IP/Host: 78.31.78.---
Дата регистрации: 01.09.2008
Сообщений: 19,495
Re: Видеокамера в садике
P.S. в нете прочитала, что сейчас чуть ли не на местном уровне законодательно хотят закрепить обязательную установку видеокамер в дошкольных учреждениях.

Это в рамках борьбы с террором и хулиганством. Ставят на входе и в коридорах.
А кроме этих аргументов - ФЗ "О персональных данных" и КоАП
#2
21 января 2013 23:07
алла кашина

IP/Host: 89.254.200.---
Re: Видеокамера в социальном приюте
имеют ли права руководители учреждения ставить видеокамеры со звуком?
#3
22 января 2013 08:05
Эрудит

IP/Host: 91.229.191.---
Re: Видеокамера в садике
То, что частная жизнь не имеет к служебной никакого отношения - вы уже и сами догадались. Что же касается изменений условий труда на рабочем месте, то ничего и не изменилось, что надо было бы согласовывать в допниках. У руководства садика как было право на контроль за своими сотрудниками, так оно и осталось. только этот контроль стал не эпизодическим путём набегов, а постоянным и фиксируемым.
#4
22 января 2013 08:09
Анонимный пользователь

IP/Host: 94.25.12.---
Re: Видеокамера в садике
Эрудит -давно некрофилом стал?
#5
22 января 2013 08:38
Мазухина Анна

IP/Host: 193.105.11.---
Дата регистрации: 20.10.2010
Сообщений: 47,004
Re: Видеокамера в садике
имеют ли права руководители учреждения ставить видеокамеры со звуком?
имеют.


" Не стоит тратить время на то, чтоб разбираться: любишь ты человека или нет. Поступай так, как если б ты был уверен, что ты его любишь" (с)
#6
22 января 2013 08:55
DmitriyOdoevskiy

IP/Host: 80.239.243.---
Дата регистрации: 29.05.2012
Сообщений: 445
Re: Видеокамера в садике
Р Е Ш Е Н И Е Именем Российской Федерации 26 января 2011 года Центральный районный суд г. Тольятти Самарской области в составе: председательствующего Серикова В.А., при секретаре Щукиной В.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Михеля С.И. к ООО «Тольяттикаучук» о признании незаконными действий работодателя, взыскании недополученной премии, УСТАНОВИЛ: Михель С.И. обратился в суд с иском к ООО «Тольяттикаучук» в котором просил признать незаконными приказы от 18.08.2010 года № 91/а и № 45/н от 02.09.2010 года, распоряжения № 28 от 27.08.2010 года, № 12 от 31.08.2010 года, № 25 от 20.08.2010 года.В ходе судебного разбирательства истец дополнил исковые требования, просил взыскать с ответчика недополученную премию в размере 4000 рублей, которая была ему снижена в связи с наличием у него дисциплинарного взыскания, наложенного оспариваемым приказом № 45/н от 02.09.2010 года, а также компенсацию за просрочку выплаты премии в размере 2066,64 рубля. В судебном заседании истец и его представитель Писарев И.А., действующий на основании доверенности, иск поддержали, пояснив, что в августе 2010 года на отделении выделения УДП ВБ (БК-6) ООО «Тольяттикаучук» были установлены камеры видеонаблюдения, направленные на рабочие места аппаратчиков сушки. Учитывая, что сбор персональных данных, не регламентированных законодательством, без письменного разрешения субъекта персональных данных прямо запрещен законом, и считая это вмешательством в личную жизнь, одну из камер, направленную на место отдыха аппаратчиков, истец аккуратно завешивал рукавицей. 09.08.2010 года истец обратился к работодателю с заявлением о предоставлении пояснений по поводу незаконной установки видеокамер. В ответе, подписанным заместителем генерального директора по юридическим вопросам и корпоративным отношением Васильевым М.Н., указано, что видеокамеры установлены на законных основаниях. Установка видеокамер регламентирована приказом № 91/а от 18.08.2010 года, которым также работодатель незаконно, в одностороннем порядке, изменил условия, заключенного с истцом трудового договора, расширив перечень оборудования, за которое он должен нести ответственность. 27.08.2010 года к истцу обратились начальник смены и начальник отделения, которые потребовали убрать рукавицу с камеры. Он в свою очередь попросил издать соответствующее письменное распоряжение. После того, как это было обещано, он снял рукавицу с видеокамеры. Вскоре после этого он был ознакомлен с двумя распоряжениями: № 28 от 27.08.2010 года об обеспечении бесперебойной работы камеры на сушке и № 29 от 27.08.2010 года о необходимости дачи объяснений по факту закрывания видеокамеры. Письменные объяснения о причинах завешивания камеры рукавицей истцом были даны. 31.08.2010 года было издано распоряжение № 12, запрещающее загромождение камер посторонними предметами. Истец считает, что работодатель своими действиями по установке видеокамер, незаконно, в нарушение ст. 86 Трудового кодекса РФ, осуществляет сбор и обработку биометрических персональных данных (изображение истца). Кроме того, непрерывное видео наблюдение нарушает неприкосновенность частной жизни истца, что гарантировано ему ст. 2, 24 Конституции РФ, а также международными соглашениями, подписанными РФ, в частности ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Истец полагает, что с помощью установленных камер наблюдения ответчиком собираются и обрабатываются без его согласия его биометрические персональные данные, что прямо запрещено ст. 9, 11 Федерального закона «О персональных данных». Истец также полагает, что ответчиком не обеспечены необходимые меры по сохранности, полученных путем видеосъемки биометрических персональных данных, что также противоречит действующему законодательству. Ввиду изложенного, истец полагает правомерными свои действия по завешиванию видеокамеры рукавицей. Однако за указанные действия с формулировкой: «за ненадлежащее исполнение своих обязанностей», он был привлечен к дисциплинарной ответственности. Полагает приказ о привлечении
его к дисциплинарной ответственности незаконным, поскольку завешивание камеры являлось средством самозащиты его прав на охрану частной жизни и персональных данных, кроме того, он не несет ответственности за сохранность и обеспечение нормальной работы видеокамеры, поскольку это не входит в его трудовые обязанности, распоряжения работодателя, которыми на аппаратчиков возложена обязанность по сохранности камеры и приеме-сдаче между сменами, являются противоправными, поскольку такие обязанности не предусмотрены его трудовым договором и должностной инструкцией, изменение условий трудового договора в одностороннем порядке недопустимо. Кроме того, завешивая видеокамеру, он действовал аккуратно и прекратил свои действия сразу после того, как представителями работодателя ему были даны разъяснения по поводу установки видеокамер и обещано издать письменные распоряжения о бесперебойной работе камер. Никакого вреда имуществу работодателя его действиями не причинено. Также истец пояснил, что в связи с привлечением к дисциплинарной ответственности за завешивание камеры, ему был снижен размер премии к Новогодним праздникам по сравнению с другими работниками того же подразделения по аналогичной должности. Истец получил премию меньше на 4000 рублей. В связи с вышеизложенным, просит признать незаконными приказы от 18.08.2010 года № 91/а и № 45/н от 02.09.2010 года, распоряжения № 28 от 27.08.2010 года, № 12 от 31.08.2010 года, № 25 от 20.08.2010 года, взыскать с ответчика недополученную премию в размере 4000 рублей, а также компенсацию за просрочку выплаты премии в размере 2066,64 рубля. В судебном заседании представитель ответчика Морозов В.В., действующий на основании доверенности, против удовлетворения исковых требований возражал, пояснив, что приказы (распоряжения) об отмене которых просит истец, касающиеся размещения и обеспечения работы камер видеонаблюдения, изданы ответчиком в целях выполнения требований Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Истец полагает, что указанным видеонаблюдением обрабатываются его персональные биометрические данные. Ссылаясь на ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» истец не принимает во внимание, что биометрическими персональными данными являются сведения, которые характеризуют физиологические особенности человека и на основе которых можно установить его личность. Видеонаблюдением установить личность посредством биометрического идентифицирования невозможно. Существующие в настоящее время технологии биометрической идентификации основаны на уникальных физиологических характеристиках человека. К ним относятся: распознавание по отпечатку пальца, по форме ладони, по радужной оболочке глаза, по ДНК. Основными инструментами автоматизированного биометрического метода являются сканер для измерения биометрической характеристики и алгоритм, позволяющий сравнить ее с предварительно зарегистрированной той же характеристикой (так называемым биометрическим шаблоном). Таким образом, биометрическая идентификация личности возможна только специальными биометрическими способами и инструментами, а не любым автоматизированным наблюдением, как произвольно полагает истец. Камеры, установленные в ООО «Тольяттикаучук» для отслеживания технологических процессов и контроля за аварийностью территории, не могут и не способны обрабатывать персональные данные истца, так как каждая камера охватывает значительную территорию, не имеет биометрических функций и достаточно далеко удалена от биометрических характеристик работников, попадающих в объектив. Ответчик эксплуатирует 23 опасных производственных объекта, зарегистрированных в Госреестре Опасных Объектов (свидетельство Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору № А 53-01264). Эксплуатация объектов разрешена лицензиями № ЭХ-00-008862(Х) от 27.06.2008 года и № ВП-00-009479 от 21.01.2009 года. Местом работы истца является опасный производственный объект: площадка производства бутикаучука. Объект зарегистрирован в госреестре опасных объектов за № А53-01264-005 от 20.02.2001 года. Эксплуатация данного объекта возможна в соответствии с требованиями норм промышленной безопасности. Так, Федеральным законом «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» установлена обязанность по организации и осуществлению контроля за соблюдением промышленной безопасности; обеспечения наличия и функционирования необходимых приборов и систем контроля за производственными процессами; предотвращения проникновения на опасный объект посторонних лиц; создание системы наблюдения, оповещения, связи и поддержки действий в случае аварии и поддержании указанных систем в пригодном к использованию состоянии (ст. 10 указанного закона). Во исполнение указанных норм промышленной безопасности на объектах ответчика и установлены системы наблюдения, правомерность использования которых оспаривается истцом. В связи с чем, ответчик полагает необоснованными доводы истца о незаконности соответствующих распоряжений работодателя. Кроме того, доводы истца о вмешательстве в его частную жизнь, также являются необоснованными. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, входят в содержание персональных данных. Однако личность гражданина в данном конкретном случае, путем видеонаблюдения, как уже говорилось выше, не может быть идентифицирована. Видеонаблюдение производится открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, на помещениях, где установлены видеокамеры имеются соответствующие таблички. Нельзя считать вмешательством в частную жизнь, наблюдение, осуществляемое в рамках промышленной безопасности, ведущееся в открытом виде, на опасном объекте, доступ на который ограничен, а допущенные лица находятся там только для осуществления своей трудовой функции. Довод истца о возможности аудиозаписи с камер не соответствует действительности и опровергается пояснениями опрошенного в судебном заседании специалиста. Довод истца о том, что камера находится в месте, предназначенном для отдыха, не соответствует действительности,
поскольку в самом цехе БК-6 никакого места для отдыха нет, место для отдыха рабочих цеха находится на 1-м этаже административно-бытового корпуса, где камеры отсутствуют, о чем истцу известно. Относительно применения дисциплинарного взыскания, представитель ответчика пояснил, что полагает соответствующий
приказ законным, поскольку своими действиями истец умышленно выводил камеру из строя, нарушив тем самым требования трудовой дисциплины, предусматривающее необходимость бережно относиться к имуществу работодателя, что закреплено как в трудовом договоре с истцом так и в локальных нормативных актах общества: правила внутреннего трудового распорядка и коллективном договоре. Доводы истца о том, что ему в связи с применением дисциплинарного взыскания, наложенного за выведение из строя камеры видеонаблюдения, снижен размер разовой премии, выплаченной работникам общества к Новогодним праздникам, являются несостоятельными, поскольку размер данной премии устанавливался без учета наличия (отсутствия) дисциплинарных взыскания, что прямо предусмотрено Положением о системе оплаты труда. В связи с вышеизложенным, просит в удовлетворении иска отказать в полном объеме. Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд полагает, что иск подлежит удовлетворению частично, по следующим основаниям. В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О персональных данных» персональными данными является любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. В соответствии со ст. 6 Федерального закона «О персональных данных» обработка персональных данных может осуществляться оператором с согласия субъектов персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи. Согласия субъекта персональных данных, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, не требуется в следующих случаях: обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего ее цель, условия получения персональных данных и круг субъектов, персональные данные которых подлежат обработке, а также определяющего полномочия оператора. Согласно ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» сведения, которые характеризуют физиологические особенности человека и на основе которых можно установить его
личность (биометрические персональные данные), могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи. Обработка биометрических персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных в связи с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о безопасности, законодательством Российской Федерации об оперативно-розыскной деятельности, законодательством Российской Федерации о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию. В соответствии со ст. 85 Трудового кодекса РФ персональные данные работника - информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника. Обработка персональных данных работника - получение, хранение, комбинирование, передача или любое другое использование персональных данных работника. В соответствии со ст. 86 Трудового кодекса РФ в целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина работодатель и его представители при обработке персональных данных работника обязаны соблюдать следующие общие требования: 1) обработка персональных данных работника может осуществляться исключительно в целях обеспечения соблюдения
законов и иных нормативных правовых актов, содействия работникам в трудоустройстве, обучении и продвижении по службе, обеспечения личной безопасности работников, контроля количества и качества выполняемой работы и обеспечения сохранности имущества; 2) при определении объема и содержания обрабатываемых персональных данных работника работодатель должен руководствоваться Конституцией Российской Федерации, настоящим Кодексом и иными федеральными законами; 3) все персональные данные работника следует получать у него самого. Если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие. Работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, а также о характере подлежащих получению персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение; 4) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни. В случаях, непосредственно связанных с вопросами трудовых отношений, в соответствии со статьей 24 Конституции Российской Федерации работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия; 5) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его членстве в общественных объединениях или его профсоюзной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами; 6) при принятии решений, затрагивающих интересы работника, работодатель не имеет права основываться на персональных данных работника, полученных исключительно в результате их автоматизированной обработки или электронного получения; 7) защита персональных данных работника от неправомерного их использования или утраты должна быть обеспечена работодателем за счет его средств в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами; 8) работники и их представители должны быть ознакомлены под роспись с документами работодателя, устанавливающими порядок обработки персональных данных работников, а также об их правах и обязанностях в этой области; 9) работники не должны отказываться от своих прав на сохранение и защиту тайны; 10) работодатели, работники и их представители должны совместно вырабатывать меры защиты персональных данных работников. Судом установлено, что на основании приказа генерального директора ООО «Тольяттикаучук» от 18.08.2010 года № 91/а в целях безопасного ведения технологического процесса, сохранности собственного и арендованного имущества в помещениях цехов, установок ООО «Тольяттикаучук» установлены камеры видеонаблюдения, что подтверждается копией приказа (л.д. 24), пояснениями сторон. В развитие указанного приказа изданы: распоряжение по заводу производства бутилкаучука № 12 от 31.08.2010 года, которым на начальников установок БК-5 и БК-6 возложена обязанность по изданию распоряжения о назначении ответственных за сохранность оборудования (видеокамер), установлено, что видеооборудование надлежит принимать и сдавать по смене под роспись, запрещено загромождение видеокамер посторонними предметами (л.д. 27); распоряжение № 25 от 20.08.2010 года, которым ответственными за видеокамеру в районе Л-718 (БК-6) назначены аппаратчики сушки, находящиеся на смене (л.д. 54); распоряжение № 28 от 27.08.2010 года об обеспечении бесперебойной работы видеокамеры (л.д. 52). Истец оспаривает указанные распоряжения ввиду того, что на основании данных распоряжений работодателем производится незаконный сбор и обработка биометрических персональных данных работника, вмешательство в частную жизнь гражданина, а также ввиду того, что указанными актами на истца незаконно возложена обязанность по обеспечению сохранности видеокамер. Суд полагает, что требования истца о признании оспариваемых приказов (распоряжений) незаконными по основаниям, связанным с незаконным сбором, обработкой персональных данных и вмешательством в частную жизнь, являются необоснованными и удовлетворению не подлежат. Понятие персональных данных вообще, в том числе биометрических персональных данных, и персональных данных работника в частности, содержится как в вышеприведенных положениях Федерального закона «О персональных данных», соответствующих статьях Трудового кодекса РФ, так и в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации», Указе Президента РФ от 06.03.1997 года № 188, которые дают определение понятия «персональных данных». Данное в российском законодательстве определение термина «персональные данные» соответствует понятию, закрепленному норами международного права. Так, в принятой в рамках Совета Европы в 1981 году Конвенции о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера понятие «данные личного характера» (ст. 21) означает любую информацию, относящуюся к идентифицированному физическому лицу или лицу, которое может быть идентифицировано. Персональные данные по смыслу вышеназванного законодательства представляются в качестве информации, неразрывно связанной с личностью ее обладателя. В основу такого рода системы по смыслу законодательства положены: фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы физического лица. В состав персональных данных подлежат включению также сведения, связанные с поступлением на работу (службу), ее прохождением и увольнением; данные о супруге, детях и иных членах семьи обладателя, данные, позволяющие определить место жительства, почтовый адрес, телефон и иные индивидуальные средства коммуникации гражданского служащего, а также его супруги (ее супруга), детей и иных членов его семьи, данные, позволяющие определить местонахождение объектов недвижимости, принадлежащих гражданскому служащему на праве собственности или находящихся в его пользовании, сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, сведения, ставшие известными работнику органа записи
актов гражданского состояния в связи с государственной регистрацией акта гражданского состояния, владение языками (родной язык, русский язык, другой язык или другие языки), образование общее (начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее) и профессиональное (начальное профессиональное, среднее профессиональное, высшее профессиональное, послевузовское профессиональное), жилищные условия (тип жилого помещения, время постройки дома, размер общей и жилой площади, количество жилых комнат, виды благоустройства жилого помещения), источники средств к существованию (доход от трудовой деятельности или иного занятия, пенсия, в том числе пенсия по инвалидности, стипендия, пособие, другой вид государственного обеспечения, иной источник средств к существованию). Персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации, предполагающей отсутствие свободного доступа к ней и наличие эффективной системы ее защиты. К разряду общедоступных персональных данных могут быть отнесены: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, адрес, абонентский номер, сведения о профессии субъекта персональных данных. Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации. По смыслу законодательства персональные данные рассматриваются как информация о конкретном/определенном или определяемом индивиде ("субъекте данных"); определяемым является лицо, которое может быть идентифицировано прямо или косвенно, в частности, посредством ссылки на идентификационный номер или на один или несколько факторов, специфичных для его физической, психологической, ментальной, экономической, культурной или социальной идентичности. Что говорит о возможности установления связи на основании фрагмента информации между субъектом персональных данных и данными, прямо или косвенно находящимся в рамках информационной системы, путем указания на его какие-то индивидуальные особые признаки, идентификационный номер (код), называемый еще персональным идентификатором. Очевидно, сама информационная система должна содержать информацию - данные об уникальных особенностях личности, что
позволяло бы ее связать с ней, т.е. идентифицировать или определить, а чаще всего содержит прямое указание на конкретного индивида, т.е. субъекта данных. То есть при решении вопроса о том, относится ли собираемая с помощью установленных видеокамер информация к персональным данным, следует исходить из того, что такая информация должна быть отнесена к персональным данным, если она позволяет идентифицировать личность. В судебном заседании был опрошен в качестве специалиста ФИО6, являющийся директором ООО ПКФ «ИНТЕЛСИС», занимающейся монтажом и обслуживанием охранных систем и систем видеонаблюдений. Данному специалисту были предъявлены характеристики видеокамер, находящихся в ООО «Тольяттикаучук», изучив которые специалист пояснил, что данные камеры не позволяют идентифицировать человека только путем визуального сравнения полученного изображения с личностью или иным изображением и только при определенном (оптимальном) расстоянии и освещенности. Данная камера не позволяет снимать биометрические параметры (осуществлять идентификацию личности по биометрическим параметрам). Аудиомикрофон и функция аудиозаписи в камере отсутствует. Заслуживающими внимание следует признать доводы ответчика о том, что Видеонаблюдением установить личность посредством биометрического идентифицирования невозможно. Существующие в настоящее время технологии биометрической идентификации основаны на уникальных физиологических характеристиках человека. К ним относятся: распознавание по отпечатку пальца, по форме ладони, по радужной оболочке глаза, по ДНК. Основными инструментами автоматизированного биометрического метода являются сканер для измерения биометрической характеристики и алгоритм, позволяющий сравнить ее с предварительно зарегистрированной той же характеристикой (так называемым биометрическим шаблоном). Таким образом, биометрическая идентификация личности возможна только специальными биометрическими способами и инструментами, а не любым автоматизированным наблюдением Следовательно, ссылка истца на то, что полученное с помощью камеры изображение относится к биометрическим персональным данным, являются несостоятельными. Кроме того, использование изображение гражданина регламентировано ст. 152.1 ГК РФ, которой установлено, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда: 1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; 2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования. Установка видеокамер в производственных помещениях ООО «Тольяттикаучук» обусловлено необходимостью соблюдения мер безопасности и прямо предусмотрено ст. 10 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Тот факт, что ООО «Тольяттикаучук» в целом и подразделение, в котором работает истец, относится к опасным производственным объектам, подтверждается представленными суду свидетельством Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и соответствующими лицензиями. Таким образом, использование изображение работников на установленных видеокамерах в ООО «Тольяттикаучук» осуществляется в общественных и публичных интересах, в связи с чем, не требуется согласие гражданина на такое использование. Видеонаблюдение является открытым, работники извещены о наличии видеонаблюдения, что подтверждается материалами дела и не оспаривается истцом. Помимо этого следует учитывать и то обстоятельство, что истец будучи работником ООО «Тольяттикаучук» фактически дал согласие на использование своего изображения (фотографии), которые использовались работодателем ранее при оформлении пропусков на предприятие и используются в документах кадрового учета. Несостоятельными, в том числе и по вышеизложенным основаниям, суд считает и доводы истца о том, что установкой видеокамер нарушено его право на неприкосновенность частной жизни. Данные доводы суд отвергает, поскольку камеры установлены в производственном помещении, допуск в которое ограничен и связан только с осуществлением производственной функции, камеры установлены в целях обеспечения промышленной безопасности. Видеонаблюдение не ведется в установленном работодателем месте для отдыха рабочих. Таким образом, указанным видеонаблюдением не осуществляется получение информации о личной жизнь работника, под которой подразумевается информация о жизнедеятельности в сфере семейных, бытовых, личных отношений. В связи с вышеизложенным требования истца о признании незаконными действий приказов (распоряжений) ООО «Тольяттикаучук», регламентирующих применение камер видеонаблюдения, суд находит необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Вместе с тем, суд полагает заслуживающими внимание доводы истца о незаконности распоряжения № 25 от 20.08.2010 года в части назначения аппаратчиков сушки ( в том числе и истца) ответственными за сохранность видеокамер и включения видеокамер в перечень оборудования, подлежащего приему- сдаче между сменами, поскольку трудовым соглашением, заключенным с истцом и его должностной инструкцией обязанность по обеспечению сохранности видеокамер не установлена. Должностной инструкцией аппаратчика сушки каучука установлен перечень оборудование, за которое отвечает такой работник, в данный перечень камеры видеонаблюдения не входят. Камеры видеонаблюдения не имеют непосредственного отношения в технологическому процессу изготовления (сушки) бутилкаучука, то есть не имеют отношения к непосредственным трудовым обязанностям истца, ввиду чего суд полагает неправомерным возложение на истца обязанности по сохранности данного оборудования. Истцом также заявлены требования о признании незаконным приказа № 45/н от 02.09.2010 года, которым в отношении истца применено дисциплинарное взыскание за «завешивание видеокамеры перчаткой». Суд полагает данные требования законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению. Из текста приказа следует, что Михель С.И. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания за ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей. Из приказа и пояснений представителя ответчика следует, что дисциплинарное взыскание применено за то, что Михель С.И. 27.08.2010 года завешивал видеокамеру, расположенную в цехе, перчаткой, тем самым нарушил требования трудового договора, а также требования закона и локальных нормативных актов, предписывающих работнику бережно относится к имуществу работодателя. Суд полагает, что ответчиком не доказан факт ненадлежащего исполнения Михелем С.И. своих трудовых обязанностей. Из пояснений истца, которые не оспаривались ответчиком, следует, что он 27.08.2010 года завесил камеру перчаткой до дачи пояснений руководителями цеха по вопросу установки и использования камер видеонаблюдения, полагая, что установка камер нарушает его права. В тот же день 27.08.2010 года он прекратил указанные действия после обращения к нему начальника смены и начальника отделения. Указанные пояснения истца подтверждаются также показаниями свидетеля ФИО7 Своими действиями истец не причинил никакого вреда имуществу работодателя, соответствующих доказательств суду не представлено. Доводы ответчика о том, что Михель С.И. вывел камеру наблюдения из строя не подтверждены обстоятельствами происшествия и материалами дела. В ходе судебного заседания истцом были уточнены исковые требования (в части предмета иска) истец в связи с заявленными требованиями о признании незаконным приказа о применении дисциплинарного взыскания, просил взыскать с ответчика недоплаченную сумму премии к Новогодним праздникам, и компенсацию за задержку ее выплаты, полагая, что уменьшение размера премии связано именно с применением к нему дисциплинарного взыскания. Однако указанные доводы истца не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания. Истцом не представлено доказательств, позволяющих достоверно
утверждать о том, что иной размер премии по сравнению с другими аппаратчиками цеха, был ему установлен из-за наличия дисциплинарного взыскания, примененного оспариваемым приказом № 45/н от 02.09.2010 года. Представитель ответчика утверждал, что иной размер премии установлен истцу по решению генерального директора по иным причинам, связанным с вкладом работника в результаты основной деятельности. Также пояснил, что Положением о системе оплаты труда в ООО «Тольяттикаучук» установлено, что разовая премия не зависит от наличия у работника дисциплинарных взысканий. Из показаний свидетеля ФИО7, допрошенного в ходе судебного заседания, явствует, что он дал свои предложения по размеру премии Михелю С.И., руководствуясь тем, что у Михеля было дисциплинарное взыскание и «потери рабочего времени», сумму установил «на глаз», окончательное решение по назначению премии принимал не он. Таким образом, суд полагает, установленным, что назначение премии в ином размере чем другим работникам цеха по той же должности вызвано не наличием дисциплинарного взыскания, а иными причинами, установление которых не является предметом настоящего судебного разбирательства, поскольку данные требования были дополнительно заявлены по конкретному основанию (в связи с применением дисциплинарного взыскания) и не могли быть приняты судом к производству при наличии иных оснований, поскольку в силу ст. 39 ГПК РФ одновременное изменение предмета и основания иска не допускаются. Истец не лишен возможности обратиться в суд с исковым заявлением о взыскании
недоначисленной премии по иным основаниям. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд, РЕШИЛ: Иск Михеля С.И. удовлетворить частично. Признать незаконным распоряжение и.о. начальника СБК № 25 от 20.08.2010 года, в части назначения аппаратчиков сушки ответственными за сохранность видеокамеры и включения видеоаппаратуры в перечень имущества, подлежащего приему- сдаче между сменами. Признать незаконным приказ генерального директора ООО «Тольяттикаучук» № 45/н от 02.09.2010 года в части применения дисциплинарного взыскания в отношении Михеля С.И. В остальной части исковых требований отказать. Взыскать с ООО «Тольяттикаучук» в федеральный бюджет государственную пошлину в сумме 200 рублей Решение суда может быть обжаловано в Самарский областной суд через Центральный районный суд гор. Тольятти в десятидневный срок со дня изготовления решения суда в окончательной форме. Решение изготовлено в окончательной форме 31.01.2011 года.Председательствующий:
#7
22 января 2013 09:05
DmitriyOdoevskiy

IP/Host: 80.239.243.---
Дата регистрации: 29.05.2012
Сообщений: 445
Re: Видеокамера в садике
Р Е Ш Е Н И Е именем Российской Федерации 23 ноября 2011 года Клинский городской суд Московской области в составе председательствующего судьи Борща А.П., при секретаре Плешковой В.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2191/2011 по иску ГРУДИНИНОЙ В. В. к
Муниципальному образовательному учреждению - средняя
общеобразовательная школа № 8 о признании приказа
недействительным, демонтировании оборудования и возмещении
морального вреда, Установил Грудинина В.В. является работником МОУ средняя общеобразовательная школа № 8, согласно трудовому договору
№ от /дата/, по профессии учитель, по специальности физика,
информатика, квалификационная категория - высшая ( дела №). Истица обратилась в суд с иском к Муниципальному образовательному учреждению - средняя общеобразовательная
школа № 8 о признании приказа недействительным,
демонтировании оборудования и возмещении морального вреда,
ссылаясь на то, что /дата/ из материалов проверки №-2011 по
заявлению С о привлечении к уголовной ответственности
Грудининой В.В. истице стало известно, что на протяжении девяти месяцев, с /дата/, за её рабочим столом в кабинете информатики
(каб. /данные изъяты/ № средняя общеобразовательная школа
№ 8) ведется скрытое видеонаблюдение, что является
грубейшим нарушением действующего законодательства, а
также нарушает права истицы, законные права гражданина и
причиняет последней моральный ущерб, т.к. указанное скрытое видеонаблюдение направлено не на обеспечение сохранности
дорогостоящего муниципального имущества, как это указано в
Приказе «По основной деятельности» № от /дата/, а на
постоянную слежку за её действиями, поиск «компромата» и
«фабрикацию» на основании результатов указанной незаконной
«слежки» уголовных дел, а также для оказания на истицу психологического давления с целью увольнения из школы;
указанное поведение ответчика связано, по мнению истицы, с её
принципиальной позицией некоторым вопросам обучения в
школе, а также является местью за её неоднократные обращения
в вышестоящие инстанции для исправления нарушенных
Администрацией школы трудовых прав; на протяжении всего периода, в течение которого проводилось скрытое
видеонаблюдение за рабочим местом в кабинете информатики,
истица постоянно находилась под непрекращающимся
психологическим давлением со стороны администрации школы;
причём, из-за высказываний директора школы Завальнюк Е.В. и
завуча К, имеющих информацию практически обо всех личных разговорах истицы, как с учениками класса, так и с их
родителями, у неё (истицы) стал складываться комплекс
«преследования», т.к. всю информацию, о которой они говорили,
можно было знать только из постоянной слежки за действиями
истицы в школе; ощущение постоянного наблюдения на
протяжении практически девяти месяцев мешало истице спокойно работать и создавало психологический дискомфорт, а
также мешало в трудовой деятельности; именно по этой причине
после работы (дома) истица постоянно переживала по этому
поводу, что, в свою очередь негативно отражалось на семейных
отношениях последней; примечательно, что никаких документов,
подтверждающих согласие (хотя бы косвенно) на проведение постоянной «слежки» за рабочим местом в школе истица не
давала; точно также, как нет никаких упоминаний о такой
необходимости ни в одном из нормативных актов, не говоря уже
о трудовом договоре №-пс от /дата/, в котором даже не
упоминается о возможности какого-либо скрытого
видеонаблюдения за её рабочим местом; точно так же, как и истица, другие работники школы никогда не видели каких-либо
надписей (на территории школы) о том, что в её помещениях
ведётся скрытое видео (и аудио) наблюдение; помимо выше
изложенного, именно в период с ноября /данные изъяты/ года по
настоящее время директор Завальнюк резко изменила
отношение к некоторым педагогам, которые лояльно относились к истице; в результате, именно у них упали все показатели,
появились претензии к качеству их работы и возникли многие
другие трудности; педагоги стали бояться разговаривать друг с
другом в школе и высказывать свое мнение; многие из учителей
стали просто избегать истицу; такое же негативное отношение в
этот период проявилось и в адрес учащихся школы, которые уважали истицу за её многолетнюю педагогическую работу и
достижения; К регулярно занижала учащимся класса истицы
оценки по математике, директор и заместители организовывали с
помощью сотрудников ИДН УВД по Клинскому району допросы
учеников и обвиняли их в различных нарушениях и уголовных
преступлениях, оказывали на них психологическое давление, а также запугивали (вся указанная информация содержится в
материалах уголовного дела по вандализму № от /дата/); таким
образом, проведение скрытого видеонаблюдения за работником
является грубейшим нарушением Конституционных прав истицы;
однако помимо Конституционных прав, при проведении скрытого
наблюдения и работником, существенному ущемлению и нарушению подвергаются и его трудовые права. Согласно уточнённого иска, Грудинина В.В. просит суд признать приказ № от /дата/ «О дополнительных мерах по
обеспечению безопасности и сохранности муниципального
имущества» недействительным, демонтировать в кабинете
информатики № оборудование, установленное для скрытого
съёма информации и скрытого видеонаблюдения, и возместить ей
моральный вред в сумме /данные изъяты/ рублей. В судебном заседании Грудинина В.В. исковые требования поддержала, по изложенным в нём основаниям, поддержав свои
ранее данные объяснения от 1-/дата/, согласно которым, поводом
для обращения в суд с указанным выше иском явился приказ
директора МОУ - СОШ № 8 Завальнюк Е.В. № от /дата/ «О
дополнительных мерах по обеспечению безопасности и
сохранности муниципального имущества»; по этому приказу в здании МОУ - СОШ № должны быть установлены камеры
видеонаблюдения за объектами, на территории которых
находится дорогостояще оборудование и техника; она
обжаловала этот приказ, так как он вынесен с грубыми
нарушениями действующего законодательства и нарушает её
права; кроме того, приказ нарушает следующие правовые нормы: ст. 15 Конституции РФ, согласно которой любые
нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и
обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если
они не опубликованы официально для всеобщего сведения, а
приказ не был ни доведён до неё, ни опубликован,
необходимость доведения ответчиком до ее сведения любого приказа, непосредственно касающегося ее трудовой
деятельности предусмотрена ст. 22 ТК РФ, работник же, в свою
очередь, на основании ст. 21 ТК РФ имеет право на достоверную
информацию об условиях труда и рабочее место
соответствующее государственным нормативам и требованиям; в
ее трудовом договоре № от /дата/ года информации о том, что за ней будет вестись видеонаблюдение на рабочем месте - нет, и
согласия на проведение в отношении неё таких мероприятий она
не давала; не соответствует приказ и нормам Федерального
закона Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О
персональных данных», как в связи с несоответствием
заявленной ответчиком цели установления видеонаблюдения в школе, так и в связи с последующими действиям ответчика но
раскрытию и использованию незаконно добытых данных, при
этом необходимость соблюдения требований по защите
персональных данных, возникающих у ответчика перед
работником при установке в школе видеонаблюдения по
приказу № установлена и ст. ст. 86-90 Трудового кодекса РФ; кроме того, видеонаблюдение за ней - это фактически
оперативно-розыскное мероприятие (наблюдение),
предусмотренное ст. 6 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной
деятельности», тот же закон даёт право заниматься такой
деятельностью только оперативными подразделениями
государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом, только с соблюдением прав и свобод
гражданина и только с соблюдением условий проведения ОРМ и
при наличии оснований для их проведения (ст. ст. 7, 8, 13 Закона);
естественно, - общеобразовательное учреждение правом
проведения оперативно-розыскных мероприятий не обладает,
оснований для проведения таких мероприятий не было и условия их проведения соблюдены не были; установка устройств
скрытого съема информации и видеонаблюдения вообще
возможно только по лицензии соответствующих
государственных органов и в конкретных установленных
законом случаях; сотрудники Управления образования под
руководством С такой лицензии не имеют и не имели, что также делает приказ незаконным; ответчиком нарушены и требования
ст. ст. 150 и 152.1 ГК РФ, согласно которым, нематериальные блага
(жизнь и здоровье, достоинство личности, личная
неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация,
неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна)
подлежат защите, а обнародование и использование изображения гражданина возможно только с согласия этого
гражданина; далее, то, что наблюдение велось за ней, а не за
«охраняемыми» ценностями, говорит то, что видеокамера была
установлена в скрытом виде в пожарном датчике на потолке
кабинета информатики МОУ - СОШ № 8, а объектив видеокамеры
направлен непосредственно на её рабочий стол в кабинете и небольшой участок перед доской, ценности же находятся у
противоположной стены класса и в поле зрения камеры не
попадают; о существовании видеокамеры в пожарном датчике
она узнала случайно, при проведении с учащимся школы
экспериментов по обнаружению объектива оптического прицела,
при съёмке, она сначала заметила блик, характерный для оптики объектива, который находился в пожарном датчике на потолке
кабинета информатики, а при более детальном рассмотрении
фотографии убедилась, что в пожарном датчике установлена
камера видеонаблюдения; нарушения законодательства,
допущенные при издании директором МОУ - СОШ № 8 приказа №
привели не только к нарушению её прав: по результатам проведённого за ней скрытого видеонаблюдения была
инициирована проверка, по факту, якобы допущенных ею
злоупотреблений своим служебным положением при сдаче ЕГЭ в /
данные изъяты/ году, и, хотя в возбуждении уголовного дела
было отказано, но все эти неприятности отразились на её
здоровье; поэтому истица считает, что незаконным приказом №, незаконной установкой скрытого оборудования съёма
информации и скрытого видеонаблюдения работниками
Управления образования, незаконными действиями ответчика с
её персональными данными во вред ей, ей причинены глубокие
нравственные и моральные страдания и сильнейшие физические
переживания, нанесен вред её репутации, нанесено оскорбление её человеческому достоинству. В судебном заседании Грудинина В.В. иск поддержала, по изложенным в нём основаниям, и пояснила, что при обнаружении
ею скрытой видеокамеры оказалось, что её объектив направлен
не на расположенные вдоль стены дорогостоящие компьютеры,
ради сохранности которых и была, якобы, установлена эта
видеокамера на её, т.е. истицы, рабочий стол и школьную доску;
причем, стоимость находящихся в кабинете компьютеров, закупленных много лет назад, гораздо ниже, нежели хранящихся
в рядом с кабинетом расположенной лаборантской, которая
гораздо хуже защищена от незаконного проникновения, нежели
кабинет информатики; она испытывала нервные переживания не
только во время работы, но и во время своего очередного
отпуска, когда в период с /дата/ по /дата/ она была нетрудоспособна, в том числе с /данные изъяты/ по /дата/
находилась на дневном стационаре в больнице; /дата/ у неё было
улучшение здоровья, и она смогла принять участие в
конференции учителей Московской области, проводимой в
другом городе Московской области. Представители истицы Г и Ш иск также поддержали, иск по изложенным в нём основаниям, пояснив, что установленная
скрытая видеокамера не была направлена на сохранность
имущества, а собирала информацию об учителе; причем, она
записывала не только видеоизображение, но и звук; любые
данные, в том числе изображение человека, являются
персональными данными, которые без его согласия нельзя передавать. Представитель ответчика - директор Муниципального образовательного учреждения - средней общеобразовательной
школы № - Завальнюк Е.В. в судебном заседании возражала
против иска, предоставив письменные возражения против иска
( ). Представитель третьего лица - Управления образования Администрации Клинского муниципального района - И в судебном
заседании также возражал против иска. Свидетель С в судебном заседании показал, что по просьбе начальника Управления образования Администрации Клинского
муниципального района он установил скрытую
звукозаписывающую видеокамеру, закамуфлированную под
противопожарный датчик, в кабинете информатики на 2-м этаже
в школе №, объектив которой был направлен на стену, в
которой имелась входная дверь в класс, с тем, чтобы снимать всех входящих в класс; камера была скрытой, чтобы исключить
случаи проявления вандализма к ней; установив видеокамеру, он
проверил её работоспособность, однако в рабочий режим он её
не включал и не знает, когда камера начала производить запись. Свидетель Т в судебном заседании показала, что, работая преподавателем биологии в школе № 8, она узнала об
установленной в кабинете информатики скрытой видеокамере из
статьи в газете; с приказом по школе об установке этой
видеокамеры её никто не знакомил, никаких объявлений по
школе по поводу установки видеокамеры также не было;
возможно, она обсуждала в кабинете информатики какие-либо свои проблемы с преподавателем Грудиной, но точно она не
помнит; никаких дисциплинарных взысканий в отношении неё
(свидетеля) со стороны администрации школы не применялось,
однако с прошлого года отношение к ней со стороны
руководства школы ухудшилось. Свидетель Л в судебном заседании показала, что, будучи матерью одного из учеников школы № 8 - Л, она в ноябре /
данные изъяты/ года заходила в кабинет информатики и
общалась с преподавателем Грудининой по поводу успеваемости
своего сына и подготовки им соответствующего проекта,
руководителем которого и была Грудинина; о том, что в кабинете
в это время велось скрытое видеонаблюдение, она не знала, и лишь в конце /данные изъяты/ учебного года сын сказал ей об
этом.Свидетель К в судебном заседании показала, что, работая заместителем директора школы № по воспитательной работе, на
нее приказом была возложена обязанность следить за работой
системы видеонаблюдения, установленной в кабинете
информатики; данная система была установлена, по
рекомендации при подготовке школы к новому учебному /
данные изъяты/ году, для сохранности дорогостоящего оборудования; в середине октября /данные изъяты/ года эта
скрытая видеокамера была установлена, в начале ноябре 2010
года она была подключена и начала работать; по приказу она, т.е.
свидетель, следила за работой видеосистемы, периодически
стирала видеофайлы, по мере заполнения жесткого диска,
примерно 1 раз в месяц; по своей инициативе она эти видеофайлы не просматривала, но, когда в феврале /данные изъяты/ года в
кабинете информатике оказался сломанным дверной замок, она
просмотрела записанные файлы и доложила об увиденном
директору школы Завальнюк; также она просматривала
видеофайлы после отключения электроэнергии в школе, в связи с
чем произошёл сбой в видеосистеме, и об этом она тоже доложила директору. Проверив материалы дела, выслушав стороны, третье лицо и их представителей, показания свидетелей, суд пришёл к
следующему. В соответствии со ст. 15 ч. 3 Конституции РФ, любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и
обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если
они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Согласно ст. 23 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и
семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.
Ограничение этого права допускается только на основании
судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не
допускаются. Термины «частная жизнь» и «персональные данные» рассматриваются не только в узком смысле, как жизнь
гражданина, скрытая от иных граждан. Согласно ст. 85 ТК РФ, персональные данные работника - информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми
отношениями и касающаяся конкретного работника. Обработка персональных данных работника - получение, хранение, комбинирование, передача или любое другое
использование персональных данных работника. Поводом для обращения Грудининой В.В. в суд стала незаконная, по её мнению, установка видеооборудования, и как
следствие того, ведение за ней скрытого видеонаблюдения; в
рамках указанной съемки получена некая «конфиденциальная
информация», которая была, по мнению истицы, разглашена. Материалами дела установлено, что на протяжении нескольких лет, при приемке образовательного учреждения к
новому учебному году, приемочной комиссией неоднократно
указывалось на необходимость круглосуточного
видеонаблюдения. Данные требования отражены и в Паспорте готовности образовательного учреждения к 2010/2011 учебному году от /
дата/, в пункте 21 ( ). Во исполнение этого предписания директором МОУ - средняя общеобразовательная школа № 8 Завальнюк Е.В. в Управление
образования была направлена служебная записка от /дата/, с
просьбой об установке видеооборудования в кабинете
информатики, так как там имеется большое количество
дорогостоящей техники; /дата/ начальником Управления
образования Администрации Клинского муниципального района принято решение о приобретении указанного оборудования и
его монтаже в МОУ СОШ № 8 ( ). /дата/ года приказом директора школы за №, в срок до / дата/, было предписано установить камеру видеонаблюдения за
объектами, на территории которых находится дорогостоящее
оборудование и техника ( ). Ответственной за сохранность и обслуживание по приказу № назначена зам. директора по BP К. /дата/ составлен Акт о том, что /дата/ в здании МОУ - СОШ № 8 специалистами техниками установлено оборудование по
обеспечению видеонаблюдения за объектами, находящимися на
балансе школы и являющимися наиболее ценными ( ). /дата/ приказом № «О назначении заведующим кабинетом» заведующим кабинетом № 8а, где было установлено указанное
видеооборудование, был назначен Й ( ). /дата/ составлен Акт о том, в здании МОУ - СОШ № 8 специалистами техниками запущено оборудование по
обеспечению видеонаблюдения за объектами, находящимися на
балансе школы и являющимися наиболее ценными ( ). Поскольку заведующим кабинетом информатики являлся Й, уведомлением от /дата/ администрация школы поставила его в
известность о том, что в кабинете информатики № 8а установлено
и ведётся круглосуточное видеонаблюдение с целью сохранности
муниципального имущества и повышения степени безопасности
( ). /дата/ заместителем директора П направлена докладная, где говорится о том, что дверь, которую она закрывала накануне на
два замка, была закрыта на один; при этом второй замок
находился в открытом состоянии и был серьезно поврежден ( ). Указанные обстоятельства подтвердились в ходе проверки / дата/, о чём был составлен соответствующий Акт «О проверке
замков в кабинете информатики» ( ). В связи с этим, приказом директора за № от /дата/, с целью выяснения причин неисправностей, Калачёвой Н.А. предписано
провести анализ материалов видео наблюдений и предоставить
соответствующий отчёт ( ). При просмотре файлов Калачёва Н.А. обнаружила ситуацию, зафиксированную камерой видеонаблюдения, которая могла
иметь отношение к уголовному делу, возбужденному в ноябре /
данные изъяты/ г., по факту вандализма на территории МОУ СОШ
№ 8, о чём составлен акт о результатах просмотра видеозаписей
( ). Отчет К. был направлен в Управление образования Администрации Клинского муниципального района. /дата/, согласно записи в Журнале регистрации проверок работы видео оборудования, К просматривала видеозаписи,
произведенные в ходе реализации приказа № от /дата/, просмотр
осуществлялся в связи с тем, что произошел сбой в работе
видеооборудования, по причине отключения электроэнергии ( ). Согласно объяснений представителя ответчика Завальнюк Е.В., в ходе осмотра последняя обнаружила, что /дата/ учитель
физики и информатики Грудинина В.В. в ходе общения с
учениками просит у них сим-карту, не поясняя для каких целей
она нужна; при этом Грудинина В.В. делает акцент на то, чтобы
карта была зарегистрирована на посторонних лиц и не была
связана с занимающимися у неё учениками. Изложенное также подтверждено объяснительной запиской К ( ) и распечаткой
видеофайлов ( ). Что в этой информации является персональными данными работника, в иске Грудининой В.В. не отражено. Довод истицы о том, что кабинет информатики №а являлся кабинетом Грудининой В.В., не соответствует действительности. Кабинетом заведовал Й; сама Грудинина В.В., в соответствии с приказом от /дата/ №, заведовала кабинетом физики №,
согласно справке от /дата/ ( ). В /данные изъяты/ учебном году в
кабинете информатики работали, помимо Грудиной В.В., ещё 7
педагогов, как указано в справке от /дата/ ( ). Представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что видеооборудование никто не скрывал, а указание на это
обстоятельство лишь домысел истицы. Заведующего кабинетом
информатики официально уведомили об этом. То обстоятельство,
что видеокамера была вмонтирована в пластиковый кожух,
лишь попытка уберечь камеру от повреждений, которые могли
нанести дети. Указание истицы на незаконность установки оборудования суд также считает несостоятельным, по той причине, что целью
его было не наблюдение за работником и как указано в иске:
«контроль в отношении его производственной деятельности», а
обеспечение сохранности особо ценного имущества учреждения. При этом определение ценности имущества работодателя отнесено, в соответствии с трудовым законодательством, к
прерогативе работодателя, а не работника. За весь период работы просмотр записанного материала был осуществлён, лишь в связи с обстоятельствами,
свидетельствующими об угрозе для охраняемого оборудования,
перечисленными выше. Также в материалах дела имеется Акт о результатах просмотра видеозаписей от /дата/ ( ). В просительной части исковых требований указаны неблагоприятные последствия, на которые истец ссылается в
обоснование морального вреда, это незаконное использование
полученной конфиденциальной информации. Однако конкретной
формулировки этой самой информации Грудинина В.В. не
приводит. Согласно Указа Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188) (с изменениями от 23 сентября 2005 г.) имеется перечень сведений
конфиденциального характера. 1. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его
личность (персональные данные), за исключением сведений,
подлежащих распространению в средствах массовой информации
в установленных федеральными законами случаях. 2. Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства, а также сведения о защищаемых лицах и
мерах государственной защиты, осуществляемой в соответствии с
Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N119-03 "О
государственной защите потерпевших, свидетелей и иных
участников уголовного судопроизводства" и другими
нормативными правовыми актами Российской Федерации. 3. Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским
кодексом Российской Федерации и федеральными законами
(служебная тайна). 4. Сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией
Российской Федерации и федеральными законами (врачебная,
нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных
переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных
сообщений и так далее). 5. Сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским
кодексом Российской Федерации и федеральными законами
(коммерческая тайна). 6. Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации
информации о них. На вопросы о том, какие конкретно сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни истицы,
позволяющие идентифицировать её личность, были
распространены ответчиком, ответа от истицы суд так и не
получил. Изображение работника, полученное работодателем в результате организации видеонаблюдения, не является, по
мнению суда, персональными данными работника. В судебном заседании были просмотрены сделанные в результате видеонаблюдения видеофайлы, из которых, из-за
некачественного изображения, невозможно произвести
персонализацию истицы. Ссылки при этом стороны истицы, что
последняя узнаваема здесь по голосу и по походке, являются, по
мнению суда, недостаточными для её персонализации в
указываемом в законе смысле. Кроме того, как было видно на просмотренных видеофайлах, в поле зрения объектива
видеокамеры находятся не только доска на стене и частично стол
учителя и шкаф, как показано на схеме (л.д. 81), но и входная
дверь в кабинет. При этом, ссылаясь в целом на ФЗ "О персональных данных" от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ, Грудинина В.В. указывает, что
обжалуемый приказ не соответствует ст. ст. 86-90 ТК РФ. Однако в статье 85 ТК РФ дано понятие персональных данных работника, а поскольку истица находится в трудовых
правоотношениях с ответчиком, то именно они должны являться
предметом спора. Как следует из материалов данного гражданского дела, в рамках трудовых правоотношений результат видеонаблюдения
ни разу не использовался. В своих объяснениях истица не пояснила, какие конкретно персональные данные, относящиеся к ней, были собраны и
распространены. Предположения истицы о том, что она могла разговаривать по телефону и обсуждать личные вопросы ничем не
подтверждены. Показания свидетелей Кащенко и Леонтьевской о
возможности обсуждения с Грудининой каких-то личных
вопросов также основаны на их предположении и по этому
основанию во внимание судом не принимаются. При этом,
обсуждение свидетелем Леонтьевской процесса обучения своего сына у педагога Грудининой В.В. не является частной жизнью
последней. В судебном заседании истица пояснила, что в распечатках с камеры видеонаблюдения, направленных в следственные
органы, в связи с проведением проверки, информация искажена и
не соответствует действительности, при этом указанное ею, по
мнению суда, является не распространением персональных
данных, а может быть клеветой, по изложению истицы, то есть
распространением заведомо ложных сведений, порочащих её честь и достоинство или подрывающих репутацию, что, само по
себе, говорит о другом предмете спора. Факт направления видеофайлов в следственные органы для проведения проверки о возможных злоупотреблениях при
проведении Единого государственного экзамена суд не считает
нарушением закона со стороны ответчика, а его гражданским
долгом сообщить о возможном совершении преступления. Других доказательств и документов, свидетельствующих о распространении результатов видеонаблюдений, истицей суду не
предоставлено. В своём объяснении истица ссылается Конституцию РФ, где говорится, что любые нормативные правовые акты,
затрагивающие права, свободы и обязанности человека и
гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы
официально для всеобщего сведения. Однако, обжалуемый ею локальный акт содержит нормы трудового права. Кроме того, в пункте 7 Протокола заседания коллегии Федерального агентства по образованию от 13 октября 2009 г. N
10 органам исполнительной власти субъектов Российской
Федерации, в абз. 2, предписывается разработать и реализовать
комплекс мероприятий по оснащению образовательных
учреждений (в первую очередь - учреждений с постоянным
пребыванием детей) современными техническими средствами противопожарной и антитеррористической защиты (системы
видеонаблюдения, тревожной сигнализации, контроля,
управления доступом и эвакуацией обучающихся и работников),
контроля безаварийной работы систем жизнеобеспечения, а
также первичными средствами пожаротушения,
индивидуальными средствами защиты органов дыхания фильтрующего действия для эвакуации людей при пожаре,
сертифицированными в области пожарной безопасности. В Письме Министерства образования и науки РФ от 16 июня 2010 г. NIOC-350/09 "О подготовке образовательных учреждений
к новому учебному году" в качестве одного из пунктов Таблицы
№ 4 значится количество систем видео наблюдений,
установленных в образовательном учреждении. Кабинет информатики в школе является публичным местом, предназначенным для работы педагогов и обучения детей, и не
местом работы истицы, место работы которой является, как
указано в указанном выше её трудовом договоре, МОУ СОШ № 8,
по адресу: /адрес/; предусмотренных в законе ограничений для
установки работодателем в одном из своих помещений системы
видеонаблюдения, в том числе, скрытой, по делу судом не установлено. Никакого морального вреда истице действиями ответчика не причинено; тем более, что во время её временной
нетрудоспособности, указанной выше, она выезжала в другой
город для участия в конференции. Таким образом, оснований к удовлетворению иска Грудининой В.В. не имеется. Руководствуясь ст. ст. 196-198 ГПК РФ, суд Решил В иске ГРУДИНИНОЙ В. В. к Муниципальному образовательному учреждению - средняя общеобразовательная школа № 8 о признании приказа № от /дата/ «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности и сохранности муниципального имущества» недействительным, демонтировании в кабинете информатики № 8А оборудования, установленного для скрытого съёма информации и скрытого видеонаблюдения, и возмещении морального вреда в сумме /данные изъяты/ рублей - ОТКАЗАТЬ. Решение может быть обжаловано в Московский областной суд через Клинский городской суд в течение 10 дней со дня составления мотивированного решения. Судья: подпись А. П. Борщ
#8
22 января 2013 09:07
Мазухина Анна

IP/Host: 193.105.11.---
Дата регистрации: 20.10.2010
Сообщений: 47,004
Re: Видеокамера в садике
если конкретно про обязательность в/наблюдения именно в детских учреждениях - тут два подхода.
первый:

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

06 марта 2012 года п. Тазовский

Тазовский районный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе:

председательствующего судьи О.А.,

при секретаре В.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора Тазовского района в интересах неопределённого круга лиц к Администрации Тазовского района, муниципальному казённому общеобразовательному учреждению Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа об обязании оборудовать муниципальное казённое общеобразовательное учреждение Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа системой видеонаблюдения и контроля, периметральным ограждением, установить входную металлическую дверь, тревожную кнопку,


УСТАНОВИЛ:

Прокурор Тазовского района в интересах неопределённого круга лиц обратился с указанным заявлением, ссылаясь на то, что прокуратурой Тазовского района проведена проверка исполнения законодательства в сфере обеспечения антитеррористической безопасности и надлежащего технического состояния в муниципальных образовательных учреждениях района.

В ходе проведенной проверки установлено, что в муниципальном казённом общеобразовательном учреждении Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа (далее Учреждение) мероприятия по антитеррористической защищенности объектов выполнены не в полном объеме, что свидетельствует о не принятии Администрацией Тазовского района, а также ее структурными подразделениями (образовательными учреждениями) в нарушение требований п.4 ст. 3 Федерального закона РФ от 06.03.2006г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», ст.ст. 31, 32 Федерального закона РФ «Об образовании» должных мер, направленных на противодействие терроризму, обеспечению безопасности граждан и антитеррористической защищенности объектов образования.

Так, в Учреждении отсутствует периметральное ограждение, система видеонаблюдения и контроля, тревожная кнопка, не установлена входная металлическая дверь.

В августе 2011 года прокуратурой района с привлечением сотрудников органов внутренних дел проведена аналогичная проверка исполнения законодательства об обеспечении безопасности и антитеррористической защищенности образовательных учреждений Тазовского района, по результатам которой в адрес Главы МО Тазовский район прокурором района 15 августа2011 года внесено представление об устранении нарушений требований федерального законодательства в сфере противодействия терроризму.

Сотрудниками ОВД по Тазовскому району в порядке, предусмотренном п. 17 ч.1 ст. 12 Федерального закона РФ «О полиции» в августе и октябре 2011г. проведена проверка состояния антитеррористической защищенности и безопасности Учреждения, по результатам которой в адрес руководства Учреждения внесены требования об устранении указанных выше недостатков.

Вместе с тем, до настоящего времени, в нарушение требований ст.ст. 6, 24 Федерального закона РФ «О прокуратуре РФ», а также ч. З ст. 30 Федерального закона РФ «О полиции» Администрацией Тазовского района и Учреждением выявленные нарушения не устранены.

В соответствии с п.п. 1, 3 ч. З ст. 32 Федерального закона РФ от 10.07.1992 г. «Об образовании» образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за невыполнение функций, отнесенных к его компетенции; жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.

Учредителем и собственником имущества Учреждения является Администрация Тазовского района. Финансирует Учреждение согласно утвержденному бюджету Администрация Тазовского района.

Непринятие мер по устранению нарушений законодательства в сфере обеспечения антитеррористической безопасности и надлежащего технического состояния в муниципальных образовательных учреждениях района создает угрозу жизни и здоровья неопределенного круга лиц.

В соответствии со ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Просит обязать Администрацию Тазовского района и муниципальное казённое общеобразовательное учреждение Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа оборудовать Учреждение периметральным ограждением, системой видеонаблюдения и контроля, установить тревожную сигнализацию, входную металлическую дверь, завести служебную документацию, обеспечивающую пропускной, внутриобъектовый режим.

В последующем в порядке ст. 39 ГПК РФ и.о. прокурора Тазовского района уточнил требования, просит обязать Администрацию Тазовского района и муниципальное казённое общеобразовательное учреждение Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа оборудовать Учреждение периметральным ограждением, системой видеонаблюдения и контроля, установить тревожную сигнализацию, входную металлическую дверь.

В судебном заседании помощник прокурора Л.Ф. поддержала уточнённые требования и.о. прокурора по основаниям, изложенным в заявлении. Просит уточнённые требования и.о. прокурора удовлетворить.

Представитель ответчика Администрации Тазовского района Г.В., действующий по доверенности, не возражал по существу уточнённых требований, пояснив, что в настоящее время отсутствует финансирование на приобретение и установку системы видеонаблюдения, периметральное ограждение, денежные средства на эти цели не заложены в бюджет района на 2012 года, поэтому необходимо время до конца 2012 года.

Представитель Учреждения, директор Учреждения, А.П., не возражал по существу уточнённых требований, пояснив, что в настоящее время на периметральное ограждение и систему видеонаблюдения отсутствует финансирование. Для выполнения требований прокурора необходимо время.

Выслушав помощника прокурора Л.Ф., представителей ответчиков, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Противодействие терроризму согласно ч. 4 ст. 3 Федерального закона РФ от 06.03.2006г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (далее Закон) является деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления по предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма). Приоритет мер по предупреждению терроризма, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина, приоритет защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности, системность и комплексное использование специальных и иных мер противодействия терроризму, закреплены в ст. 2 Закона в качестве основных принципов противодействия терроризму.

Концепцией противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 05 октября 2009 года, в качестве одной из основных задач определено обеспечение безопасности граждан
антитеррористической защищенности возможных объектов террористических посягательств, в том числе объектов массового пребывания людей: объектов образования, здравоохранения, культуры, спорта, рынков и т.д.

Указанная деятельность должна быть ориентирована на недопущение (минимизацию) человеческих потерь исходя из приоритета жизни и здоровья человека над материальными и финансовыми ресурсами.

Согласно п.п. е, п. 21 Концепции, к основным мерам по предупреждению (профилактике) терроризма относятся: организационно-технические (разработка и реализация целевых программ и мероприятий по обеспечению критически важных объектов инфраструктуры и жизнеобеспечения, а также мест массового пребывания людей техническими средствами защиты), совершенствование механизма ответственности за несоблюдение требований обеспечения антитеррористической защищенности объектов террористической деятельности улучшение технической оснащенности субъектов противодействия терроризму.

Обеспечение содержания зданий и сооружений муниципалы-: образовательных учреждений, обустройство прилегающих к ним территорий согласно п. 4 ч.1 ст. 31 Федерального закона РФ от 10.07.1992 г. «Об образовании» относится к полномочиям органов местного самоуправления муниципалы-: районов и городских округов по решению вопросов местного значения в сфере образования.

Материально-техническое обеспечение и оснащение образовательного процесса, оборудование помещений в соответствии с государственными местными нормами и требованиями, осуществляемые в пределах собственных финансовых средств, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 32 Федерального закона РФ 10.07.1992 г. «Об образовании» относится к компетенции образовательного учреждения.

В соответствии с письмом Министерства образования РФ от 04 июня 2008 г. № 03-1423 в состав мероприятий, направленных на создание единой системы обеспечения безопасности образовательных учреждений включено, в том числе:

- наличие периметрального ограждения и освещения территории;

- наличие инженерно-технических средств охраны (охранно-пожарной
сигнализации (ОПС), тревожной сигнализации, системы видеонаблюдения
контроля);

Согласно ч. 1 ст. 28 Федерального закона РФ от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения) дошкольных и других образовательных учреждениях независимо организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитаннике-том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства.

В силу п. 3.1 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанП 2.4.1.2660-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы в дошкольных организация утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача; Российской Федерации от 22 июля 2010г. № 91, территория дошкольной организации по периметру' ограждается забором.

Ст. 210 ГК РФ предусматривает, что бремя содержания имущества лежит на собственнике.

Ст. 12 ГК РФ предусматривает такой способ защиты гражданских прав как присуждение к исполнению обязанности в натуре.

Как следует из пояснений помощника прокурора Л.Ф., в ходе проверки в сфере обеспечения антитеррористической безопасности и надлежащего технического состояния в муниципальных образовательных учреждениях района, установлено, что в Учреждении мероприятия по антитеррористической защищённости выполнены не в полном объёме, а именно: в Учреждении отсутствует периметральное ограждение, система видеонаблюдения и контроля, доказательств установки входной металлической двери, тревожной кнопки не представлено. Собственные средства для приобретения системы видеонаблюдения и контроля, оборудования периметральным ограждением в Учреждении отсутствуют.


Из пояснений представителей Администрации Тазовского района, Учреждения следует, что на приобретение системы видеонаблюдения, оборудование Учреждения периметральным ограждением отсутствует финансирование, поскольку на эти цели денежные средства не заложены в бюджет района на 2012 год. Для выполнения требований прокурора необходимо время до конца 2012 года.

Других доказательств суду не представлено.

С учетом изложенного, основываясь на установленных судом обстоятельствах, учитывая, что наличие системы видеонаблюдения и контроля, периметрального ограждения наличие входной металлической двери, тревожной кнопки в Учреждении направлено на предупреждение террористической деятельности, поскольку является одной из профилактических мер, направленных на предупреждение террористической деятельности в различных формах и проявлениях, суд считает, что уточнённые требования прокурора Тазовского района, действующего в интересах неопределенного круга лиц, обоснованны и подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд


РЕШИЛ:


Обязать Администрацию Тазовского района, муниципальное казённое общеобразовательное учреждение Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа оборудовать системой видеонаблюдения и контроля, периметральным ограждением муниципальное казённое общеобразовательное учреждение Газ-Салинская средняя общеобразовательная школа, установить входные металлические двери, тревожную кнопку в срок до 31 декабря 2012 года.

Решение может быть обжаловано в суд Ямало-Ненецкого автономного округа в течение месяца со дня вынесения решения путём подачи апелляционной жалобы через Тазовский районный суд.

Судья: подпись А.

Копия верна

Судья А.

http://tazovsky.ynao.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=725

и второй:

Дело № 2-298/2012 .

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Навашино 26 сентября 2012года

Нижегородской области

Навашинский районный суд Нижегородской области в составе председательствующего судьи Грачевой Т.Ю.,

с участием помощника прокурора Навашинского района Султанова Д.Р.,

директора МОУ Гимназия г. Навашино Малина О.В.,

представителя администрации Навашинского района Баранова С.В., по доверенности от 09.11.2011 г.,

представителя третьего лица Нищенковой А.И., по доверенности от 04.09.2012 года,

при секретаре Торгашовой Н.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению прокурора Навашинского района Нижегородской области в интересах неопределенного круга лиц к Муниципальному образовательному учреждению Гимназия г. Навашино, администрации Навашинского района, о признании бездействия незаконным, об обязании оборудовать образовательное учреждение системой видеонаблюдения,

У С Т А Н О В И Л:

В Навашинский районный суд обратился прокурор Навашинского района в интересах неопределенного круга лиц с исковым заявлением к МОУ Гимназия г. Навашино, администрации Навашинского района, указывая следующее.

Прокуратурой Навашинского района в ходе проведения проверки исполнения федерального законодательства выявлены факты нарушений законодательства о федеральной безопасности и противодействии терроризму в деятельности муниципального образовательного учреждения Гимназия г. Навашино, расположенной по адресу: г. Навашино, ул. Ленина, д. 30.

В соответствии со ст. 41, 43 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и на образование.

Указанные конституционные гарантии закреплены и конкретизированы в федеральном законодательстве.

Согласно ст. 51 Закона РФ «Об образовании» образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья.

Ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся, воспитанников образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом данного образовательного учреждения.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 06.03.2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, настоящий Федеральный закон и другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, а также принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты других органов государственной власти.

В силу ст. 2 указанного закона к основным принципам противодействия терроризму в Российской Федерации отнесены обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина, соразмерность мер противодействия терроризма степени террористической опасности.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» основными принципами безопасности являются: соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина; законность; системность и комплексность применения федеральными органами государственной власти; органами государственной власти субъектов Российской Федерации, другими государственными органами, органами местного самоуправления политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер обеспечения безопасности; приоритет предупредительных мер в целях обеспечения безопасности…

В соответствии со ст. 3 указанного закона деятельность по обеспечению безопасности включает в себя: прогнозирование, выявление, анализ и оценку угроз безопасности; определение основных направлений государственной политики и стратегическое планирование в области обеспечения безопасности; правовое регулирование в области обеспечения безопасности; разработку и применение комплекса оперативных и долговременных мер по выявлению, предупреждению и устранению угроз безопасности, локализации и нейтрализации последствий их проявления…

Согласно ст. 4 указанного закона государственная политика в области обеспечения безопасности является частью внутренней и внешней политики Российской Федерации и представляет собой совокупность скоординированных и объединенных единым замыслом политических, организационных, социально-экономических, военных, правовых, информационных, специальных и иных мер.

Пунктом 3 ч. 3 Закона «О противодействии терроризму» определено понятие террористического акта - это совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Следовательно, профилактика терроризма в образовательных учреждениях должна включать в себя проведение соответствующих мероприятий, направленных на предотвращение возможности совершения на указанных объектах террористического акта и укрепление антитеррористической защищенности объектов, в том числе, создание условий, препятствующих, несанкционированному доступу на территорию объектов посторонних лиц.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 32 Закона РФ «Об образовании» от 10 июля 1992 года № 3266-1 к компетенции образовательного учреждения относится материально-техническое обеспечение и оснащение образовательного процесса, оборудование помещений в соответствии с государственными и местными нормами и требованиями, осуществляемые в пределах собственных финансовых средств.

В соответствии с п.п. 1,2 ч. 13 ст. 30 Федерального закона от 30.12.2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» - для обеспечения защиты от несанкционированного вторжения в здания и сооружения необходимо соблюдение следующих требований:

- в зданиях с большим количеством посетителей (зрителей), а также в зданиях образовательных, медицинских, банковских учреждений, на объектах транспортной инфраструктуры должны быть предусмотрены меры, направленные на уменьшение возможности криминальных проявлений и их последствий;

- в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях в зданиях и сооружениях должны быть устроены системы телевизионного наблюдения, системы сигнализации и другие и другие системы, направленные на обеспечение защиты от угроз террористического характера и несанкционированного вторжения.

При проверке готовности образовательных учреждений к 2012-2013 учебному году установлено, что в нарушение указанных требований закона в Гимназии г. Навашино не обеспечено выполнение общих требований антитеррористической защищенности, а именно, отсутствует система видеонаблюдения.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 31 Закона РФ «Об образовании» от 10 июля 1992 года № 3266-1 к полномочиям органов местного самоуправления муниципальных районов относится: обеспечение содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных учреждений, обустройство прилегающих к ним территорий.

Отсутствие системы видеонаблюдения в образовательном учреждении нарушает права обучающихся несовершеннолетних на охрану жизни и здоровья, безопасные условия во время образовательного процесса.

Однако администрация Навашинского муниципального района в решении данного вопроса бездействует, мер по оснащению школы системой видеонаблюдения не принимает, чем нарушает права учащихся и сотрудников данного образовательного учреждения.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» № 124-ФЗ от 24.07.1998 г. при осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном учреждении, специальном учебно-воспитательном учреждении или ином оказывающем соответствующие услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка.

Руководствуясь ч. 3 ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре», ст. ст. 45, 131, 132 ГПК РФ, просит признать незаконным бездействие администрации Навашинского муниципального района и муниципального образовательного учреждения Гимназии г. Навашино в части невыполнения обязанностей по оснащению МОУ Гимназия системой видеонаблюдения, обязать администрацию Навашинского муниципального района и МОУ Гимназия г. Навашино устранить допущенные нарушения закон и принять конкретные меры по оборудованию МОУ Гимназия г. Навашино системой видеонаблюдения, установив ответчику срок для исполнения решения.

В судебном заседании помощник прокурора Навашинского района Султанов Д.Р. исковое заявление поддержал в полном объеме, по основаниям, изложенным в заявлении, настаивал на его удовлетворении.

Представитель ответчика директор МОУ Гимназия г. Навашино Малина О.В., исковые требования прокурора признала частично, пояснив, что они понимают важность данных мероприятий, и не возражают против них при наличии финансирования.

Представитель ответчика администрации Навашинского района Баранов С.В., действующий по доверенности,с иском прокурора не согласился в полном объеме. В представленном суду отзыве указал следующее. Считает, что в удовлетворении данного заявления должно быть отказано по следующим основаниям.

Как было установлено в предварительном судебном заседании, прокуратура Навашинского района до подачи в суд настоящего иска не выносила предписания и не направляла каких-либо информационных писем по данному вопросу ни в адрес администрации Навашинского района, ни в адрес учреждения.

Законодательство не запрещает органам прокуратуры без соблюдения досудебного порядка обращаться с различными требованиями в суд, однако, считают, что по требованиям, которые требуют дополнительного изучения и выделения бюджетных средств, сначала необходимо принимать меры прокурорского реагирования, а в случае неисполнения требований прокуратуры или несогласия с ними уже обращаться с требованиями в судебном порядке.

Постановлением администрации Навашинского района от 01.08.2011 № 209 утверждена комплексная целевая программа «Профилактика терроризма и экстремизма в Навашинском муниципальном районе на 2012-2014 года» (далее - программа). В разделе 3 приложения к Программе указаны мероприятия по антитеррористической защищенности, в том числе и объектов образования (обустройство или проведение капитального ремонта ограждений территорий учреждений образования района; установка кнопки экстренного вызова милиции).

В настоящее время в учреждении осуществляется сторожевая охрана и контрольно-пропускной режим, установлена «тревожная» кнопка.

При данных обстоятельствах, утверждение о бездействии администрации или образовательного учреждения является необоснованным.

Требования, изложенные в заявлении, основаны на целом ряде норм законодательства РФ, однако ни одна из которых прямо не обязывает образовательное учреждение или его учредителя устанавливать систему видеонаблюдения в образовательном учреждении.

Данная позиция находит свое отражение и в судебной практике по данному вопросу (кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.06.2011 № 33-8970/2011; кассационное определение Вологодского областного суда от 02.11.2011 № 33-5036/2011; решение Урупского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 06.12.2011 по делу № 2-475/2011).

В данных судебных разбирательствах органам прокуратуры было отказано в удовлетворении требований об обязании оборудовать образовательные учреждения системами видеонаблюдения.

При проверке готовности образовательного учреждения к новому учебному году составляется акт проверки. Примерная форма акта проверки готовности общеобразовательного учреждения к учебному году была рекомендована письмом Министерства образования РФ от 22.06.2000 № 22-06-273. На практике же встречаются разные формы актов с добавлениями или уточнениями отдельных пунктов.

В акте проверки готовности учреждения к 2012/2013 учебному году от 2 августа 2012 года был указан ряд замечаний для их устранения, но отсутствует замечание об установке системы видеонаблюдения. Необходимо также отметить, что среди других специалистов, в состав комиссии входили и представители ОВД по Навашинскому району и УФСБ РФ по Нижегородской области, которые в первую очередь обращают внимание именно на обеспечение безопасности учреждения.

На основании вышеизложенного, просит отказать прокуратуре Навашинского района в удовлетворении заявленных требований.

Представитель третьего лица Управления образования Навашинского района Нищенкова А.И., действующая по доверенности, с исковыми требованиями прокурора не согласна. В представленном Управлением образования в материалы дела отзыве указано следующее.

Во-первых, установка видеонаблюдения в учреждении должна носить рекомендательный характер, так как в соответствии с «Актом проверки готовности МБОУ Гимназии г. Навашино к 2012/2013 учебному году» общеобразовательное учреждение готово и никаких замечаний и указаний по данному вопросу не имеется. В настоящее время территория учреждения огорожена металлическим забором, в здании учреждения осуществляется контрольно-пропускной режим, установлена кнопка экстренного вызова, имеется охранно-пожарная сигнализация. Таким образом, образовательным учреждением созданы необходимые условия охраны здоровья обучающихся, а что касается беспрепятственного доступа посторонних лиц к зданию, то он исключен.

При данных обстоятельствах, утверждение о бездействии администрации или образовательного учреждения является необоснованным.

Во-вторых, изучив заявление прокуратуры Навашинского района, считают, что нормативно обязанность установки на территории образовательного учреждения системы видеонаблюдения не установлена.

Такой вывод, в том числе подтверждается судебной практикой.

Считают, что в дальнейшей перспективе оборудование общеобразовательного учреждения системой видеонаблюдения возможно, но при наличии дополнительных финансовых средств.

На основании изложенного, просят отказать прокуратуре Навашинского района в удовлетворении заявленных требований.

Суд, заслушав лиц, участвующих в деле, проверив материалы дела, находит исковые требования прокурора Навашинского района не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Пункт 7 и пункт 13 статьи 2 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» указывают на отдельные основные принципы противодействия терроризму, такие, как приоритет мер предупреждения терроризма; соразмерность мер противодействия терроризму степени террористической опасности.

Часть 3 статьи 5 того же Закона указывает на организационные основы противодействия терроризму, а именно на то, что федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления осуществляют противодействие терроризму в пределах своих полномочий. При этом законодательством не конкретизируются эти полномочия, отсылая правоприменителя к документам, определяющим только компетенцию указанных органов.

Подпунктами 1, 2 пункта 13 статьи 30 Федерального закона от 30.12.2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» установлено, что для обеспечения защиты от несанкционированного вторжения в здания и сооружения необходимо соблюдение следующих требований:

1) в зданиях с большим количеством посетителей (зрителей), а также в зданиях образовательных, медицинских, банковских учреждений, на объектах транспортной инфраструктуры должны быть предусмотрены меры, направленные на уменьшение возможности криминальных проявлений и их последствий;

2) в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях в зданиях и сооружениях должны быть устроены системы телевизионного наблюдения, системы сигнализации и другие системы, направленные на обеспечение защиты от угроз террористического характера и несанкционированного вторжения.

При этом статья 42 данного закона указывает, что указанные требования к зданиям и сооружениям, а также к связанным со зданиями и с сооружениями процессам проектирования, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, не применяются к зданиям и сооружениям, введенным в эксплуатацию до вступления в силу таких требований (01.07.2010 г.).

В силу пункта 1 части 2 статьи 32 Закона РФ от 10.07.1992 года (с изменениями на 10 июля 2012 года) № 3266-1 «Об образовании» к компетенции образовательного учреждения относятся материально-техническое обеспечение и оснащение образовательного процесса, оборудование помещений в соответствии с государственными и местными нормами и требованиями, осуществляемые в пределах собственных финансовых средств.

Согласно пункта 3 части 3 указанного закона образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса; нарушение прав и свобод обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения.

Статьей 51 (части 1 и 7) того же Закона установлено, что образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников. Ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся, воспитанников образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом данного образовательного учреждения.

Таким образом, нормы закона прямой обязанности образовательного учреждения и органа местного самоуправления в пределах определенных законом полномочий устанавливать в здании образовательного учреждения систему видеонаблюдения не предусматривают. Кроме того, полномочие образовательного учреждения по оборудованию помещений связано с государственными и местными нормами и требованиями. Между тем, в своем заявлении прокурор не ссылается на конкретные государственные и местные нормы, в соответствии с которыми образовательное учреждение МОУ Гимназия г. Навашино обязано оборудовать помещения образовательного учреждения системой видеонаблюдения.

В судебном заседании установлено, что прокуратурой Навашинского района проведена проверка исполнения федерального законодательства, в ходе которой выявлен факт отсутствия системы видеонаблюдения в МОУ Гимназия г. Навашино.

Также судом установлено, что МОУ Гимназия г. Навашино и администрацией Навашинского района в рамках программы «Профилактики терроризма и экстремизма в Навашинском муниципальном районе на 2012-2014 годы» принимаются меры по выполнению общих требований антитеррористической направленности, а именно территория МОУ Гимназия г. Навашино огорожена, в здании школы имеется охрана, осуществляется контрольно-пропускной режим, установлена кнопка экстренного вызова.

Кроме того, проектом сметы расходов МОУ Гимназия на 2012 год предусмотрены расходы в размере 100 000 рублей на установку системы видеонаблюдения.

Суд приходит к выводу, что представленные в судебном заседании факты свидетельствует о принятии ответчиками необходимых мер, направленных на исполнение законодательства о безопасности и противодействия терроризму, которые осуществляются в пределах их полномочий и в объемах денежных средств, выделенных юридическому лицу на указанные цели, в т.ч. с привлечением собственных средств.

В настоящее время средства МОУ Гимназия г. Навашино выделяются в недостаточном объеме, в связи с чем, система видеонаблюдения не установлена.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 31 Закона Российской Федерации от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» к полномочиям органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов по решению вопросов местного значения в сфере образования относится обеспечение содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных учреждений, обустройство прилегающих к ним территорий.

В соответствии со статьей 52, статьей 53 Федерального закона от 06.10.2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», органы местного самоуправления обеспечивают сбалансированность местных бюджетов и соблюдение установленных федеральными законами требований к регулированию бюджетных правоотношений, осуществлению бюджетного процесса, размерам дефицита местных бюджетов, уровню и составу муниципального долга, исполнению бюджетных и долговых обязательств муниципальных образований. Формирование и утверждение местного бюджета осуществляется органами местного самоуправления самостоятельно с соблюдением требований закона. Расходы местных бюджетов осуществляются в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации.

В соответствии со статьей 132 Конституции Российской Федерации, органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения.

Оценивая представленные доказательства в совокупности, и приходя к выводу об отсутствии нормативно правовых актов, предусматривающих обязанность по установке системы видеонаблюдения в образовательных учреждениях как обязательное условие по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности, и учитывая принятые ответчиками меры по оснащению школы системой видеонаблюдения, суд считает, что требования прокурора о признании незаконным бездействия администрации Навашинского района, МОУ Гимназия г. Навашино и обязании ответчиков принять меры по оборудованию МОУ Гимназия г. Навашино системой видеонаблюдения не обоснованы и не подлежат удовлетворению.

Кроме того, эксплуатация здания школы при отсутствии системы видеонаблюдения не нарушает установленные требования технических, санитарных норм, обеспечивающих безопасность, а также права учащихся и сотрудников данного образовательного учреждения.

Руководствуясь ст.ст.173, 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований прокурора Навашинского района о признании незаконным бездействия администрации Навашинского муниципального района и муниципального образовательного учреждения Гимназия г. Навашино в части невыполнения обязанностей по оснащению МОУ Гимназия г. Навашино системой видеонаблюдения и обязании администрацию Навашинского муниципального района и муниципального образовательного учреждения Гимназия г. Навашино устранить допущенные нарушения закона и принять конкретные меры по оборудованию муниципального образовательного учреждения Гимназия г. Навашино системой видеонаблюдения и установить срок для исполнения решения, отказать.

Решение может быть обжаловано в Нижегородский областной суд через Навашинский районный суд в течение одного месяца со дня его изготовления в окончательной форме.

Судья Т.Ю. Грачева

http://actoscope.com/pfo/nizhegorodobl/navashinsky-nnov/gr/1/resheni


" Не стоит тратить время на то, чтоб разбираться: любишь ты человека или нет. Поступай так, как если б ты был уверен, что ты его любишь" (с)
#9
7 октября 2021 19:48
Анатоле

IP/Host: 185.124.154.---
Дата регистрации: 07.10.2021
Сообщений: 1
Re: Видеокамера в садике
Все отвечающие написали какую-то чушь. Ну народ, вы хотя бы читайте первое сообщение прежде чем копипастить мульён букаф! Зачем здесь дела о видеонаблюдении за сушкой на заводе? Или дела о том, как прокуратура требует установить видеонаблюдение на входе в ОУ и по периметру территории с целью соблюдения закона об антитерроре. Это совсем другое!

Почему:
- видеонаблюдение в детсаду в воспитательной группе - это наблюдение не только за работником, но также в кадр попадают дети, а это персональные данные и тайна частной жизни.
- также если видеозаписи собирается смотреть только руководство учреждения или другие уполномоченные лица работодателя это одно. А если заведующая собирается транслировать это в публичную сеть с продажей прав доступа другим родителям - это другое! В группе дети едят, ходят в туалет (кто в горшок, а кто в штаны), спят, раздеваются, конфликтуют, активничают или тормозят (если ребенок заторможенный) - это частная жизнь!

И даже если родители в группе согласны на непрерывную съемку и трансляцию через интернет, у работника (воспитателя) тоже есть права - она не на сцене в театре, она в группе может переодеваться, на кого-то прикрикнуть, наказать виноватого ребенка (конфликты между детьми неизбежны), а кроме того в группе могут проходить занятия, которые могут являться объектом интеллектуальной собственности. В общем без согласия работника никакая трансляция невозможна!




Редактировано 2 раз(а). Последний раз 2021-10-07 19:54 пользователем Анатоле.
#10
8 октября 2021 00:03
Раф999

IP/Host: 37.147.248.---
Дата регистрации: 14.03.2020
Сообщений: 1,361
Re: Видеокамера в садике
Сообщение от
Анатоле
В общем без согласия работника никакая трансляция невозможна!
а где там сказано о трансляции? я не юрист и не заметил ни слова об этом
#11
8 октября 2021 07:46
тот-самый-Мавр

IP/Host: 82.208.97.---
Дата регистрации: 07.02.2018
Сообщений: 2,121
Re: Видеокамера в садике
А то что и тема была создана и ответы на вопрос были даны восемь лет назад вас не смутило?
#12
8 октября 2021 07:56
Aganemnul

IP/Host: 91.213.125.---
Дата регистрации: 22.06.2018
Сообщений: 116
Re: Видеокамера в садике
Сообщение от
тот-самый-Мавр
А то что и тема была создана и ответы на вопрос были даны восемь лет назад вас не смутило?
+1
#13
8 октября 2021 09:55
DKart

IP/Host: 176.99.79.---
Дата регистрации: 19.11.2019
Сообщений: 2,574
Re: Видеокамера в садике
Сообщение от
тот-самый-Мавр
А то что и тема была создана и ответы на вопрос были даны восемь лет назад вас не смутило?
Вижу цель, не вижу препятствий. Автора найду и всё ему объясню, при условии, что он еще помнит об этом. :D
#14
Извините, только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на этом форуме.

Кликните для того, чтобы войти

Наверх